Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 26 (41), 2012 г.



Андрей Грязов
Смешение снов
 
 
 
*   *   *

 

Повторяю тебя: по причине… кручине… привычке.
Повторяю тебя, словно чиркаю мокрые спички…
И не то чтоб костер, — прикурить и тобой затянуться,
Дымкой глаз и волос… И заснуть, или снова проснуться.
Составляю тебя, как таблицу твоих повторений:
Вычитаний, сложений, делений и вновь умножений…
Повторяю тебя от вчера до осеннего сада,
Легкой ряби сейчас — до глубинного, темного взгляда.
И опять, и опять:
                             по причине…
                                          кручине…
                                                  привычке…
Тишина.
        Пустота.
                Лишь разбросаны
                                         мокрые спички.



Confessa

 

Смешение снов — Мессалина и месса,
Смешение крови — до групп нулевых,
Мистерия, Дива, Мессия, Конфесса…
Распятое сердце на мышцах грудных.
Недовоплощение… пере… и пэри,
Сменившая перья на стук каблучка,
Смешение жизней и феи феерий
Способствуют родам принцесс из стручка…
Смешение жанров. Родная, устала…
Ты хочешь воды, водевиля травы,
Конфесса церквей и публичного зала
Идешь на меня и обходишь на «Вы».
Твой запах во мне, запах моря и леса,
Но мимо… как будто слепой летний дождь,
Но сквозь… ненаглядная Дева-Конфесса...
Губами, глазами навылет пройдешь…
Смешение ангела, плоти и беса,
Смещение ночи и мщение дня,
Ты — время меня и пространства — Конфесса,
За шаг от меня, через миг от меня…



Имя женщины

 

В генетическом инее,
Или жаркой крови…
У любимой нет имени.
Ты ее назови.
У любимой нет имени
Хоть и много имен —
Только сильное-сильное
Чувство стран и времен.
Что живет между вечностью
И огромным Ничем,
Между женской беспечностью
И вопросом «Зачем?».

Но услышишь: «Ищи меня!»
И найди, назови…
Сколько женщин без имени,
А имен без любви.



*   *   *

 

Взглянуть в глаза и не увидеть.
Услышать голос… и пройти!
Случайно даже не обидеть,
Задевши локтем по пути.
И только дома, много позже,
Хлеб нарезая — вдруг ножом
Хватить по пальцу… правый Боже!
Она! Она… Дурак! Пижон!

И замереть в углу на кухне,
И, палец замотав тряпьем,
Смотреть в окно, как день потухнет…
И плакать, вспомнив про нее…
На сотню лет уткнуться в морось,
Сквозь сотни зим смотреть назад…
О, только б снова этот голос!..
О, только б снова те глаза…



Глубина

 

А пока я тебе доверяю,
Только вряд ли хорошего жду.
Я, наверно, тебя потеряю.
И, наверно, уже не найду.

Кто ты, женщина?
Кто, дорогая?
Ты приходишь, как чувство вины…
Каждый миг ты, как море, — другая,
И боюсь я
Твоей глубины…



*   *   *

 

Мелодия крана,
Крахмальная ванна,
И в ванне она.
Немного визглива,
Немного брыклива,
Немного пьяна.

Мелодия крана,
Картошка, сметана.
На кухне кручусь.
Немного приправы,
Немного отравы…
Я вряд ли женюсь.



*   *   *

 

Стихи, разбросанные ветром,
Стихи, размытые дождем,
Стихи, рожденные запретом,
И обо всем, и ни о чем.
Стихи — отместка многословью,
Стихи — уступка тишине,
Усыновленные любовью,
И говорящие во сне...



*   *   *

 

Ты самой себя предтеча,
Мира часть и часть войны,
Ты — часть слова и часть речи
И вселенской тишины.
Щек озноб и губ причастье,
Преднамеренность огня,
И чекой взрывного счастья
Ты вкольцована в меня!
Ты поешься ля-минором:
Бах и Оден, Аден, Григ.
Ты — часть суши и часть моря,
Матрица и материк.
Первозданность, первородство,
Шифры ночи, коды дня,
Ты величье и сиротство,
Отпустившее меня…



*   *   *

 

Мы любили друг друга.
И нечего больше сказать,
Осветив нашу память последней
И сломанной спичкой.
Можно, правда, еще сочинить —
Например, про глаза,
Но, боюсь, сочинительство
Станет дурною привычкой.
Я боюсь: о любви небылицы
Заполнят листы,
Небылицы о том,
Что случилось намедни,
В лучшем случае будут —
Спокойны и даже чисты.
В худшем случае будут —
Обычные бредни…
Мы любили друг друга.
Ползет по лицу не слеза,
Но крупинками краска —
Смешно ты измазана тушью.
Я смотрю на тебя как-то сбоку,
Смотрю не в глаза…
Мы любили друг друга…
Хоть в этом признаться
Не трушу.



Дети

 

Можно игрушку,
Можно и песенку…
Наша любовь к детям чиста.
Можно по гвоздику,
Можно по крестику —
Пусть поиграют в Христа.



Кухня

 

Петуховым

 

Что комнаты, что спальни? Все не то.
В квартире каждой кухня — центр вселенной.
Здесь гость сидит в поношенном пальто,
Гость постоянный, с гостьей переменной.
Он знает все. Политика. Кино.
Стакан вина, затяжка доброй «Примы» —
И факты, словно кости домино,
Сплошь в аргументах призрачного дыма.
В сужденьях скор. Он больше экстраверт,
Но стоит разговор любой обедни,
Тем более оставит на десерт
Бомонда сплетни и богемы бредни.
Что комнаты, что спальни? Все не то!
Гость кухню покидает, взяв газету.
Сама эпоха, в стареньком пальто,
Уходит, оставляя сигарету.



Яндекс.Метрика