Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 30 (45), 2012 г.



Алан Жуковский
Тебя, тебя, тебя... (поэма)

 

1

 

Обрывки рваных, побледневших снов
Сражаются в горниле пробуждения,
Как разноцветные пернатые бойцы,
Запрятанные в сетке трещин на холсте.
Вторая степень саморазрушения,
Вторичная разорванность разорванного сна,
Полураспад урана свежего кошмара
Дает энергию для позитивных снов,
Дает энергию сражаться за единство бытия,
Рожденное в борьбе с нелепостью брожения
Дневных деталей, скучных символов желаний,
Давно забытых фобий, вырванных сознанием.
Потоки мусора воркуют под землей,
Текут под мостовыми ежедневных мыслей.
Воспоминания сливаются из прошлого
Стеклянными осколками, прогнившими останками,
Но часто вырываются наружу, в солнечные дни,
Чтоб поглазеть на золотистые колонны
Слепых дождей, ласкающих сознание
Успехами, удачей, нахождением себя.
Слепые капли заполняют и канализацию,
Вскрывая топи в твердой скорлупе, взрывая грязь
И поднимая на границы круга «здесь»
Давно осмеянных сознанием людей,
Давно забытые места, желания, убившие себя,
Сомнительную россыпь символов и образов,
Описанных на полке Фрейда, Юнга, Фромма,
Зубасто наблюдающей за снами
Сквозь стену из соседней комнаты.
Воспоминания сливаются из прошлого
Лишь маленькими струйками,
Сочащимися в Лету из трубы,
Но большинство осколков памяти
Дырявят стены полного забвения,
Вгрызаются в бетонные коллекторы
И собираются в подземные озера.

 

 



2

 

В прошедшем остается лишь немногое.
Нет ничего опаснее, чем память,
По крайней мере, память, разрушающая «здесь».
Тяжелый груз мешает вырваться
Из дола притяжения, из плотной атмосферы.
Холодные подземные озера достают дыханием
До человека, оторвавшегося от земной коры,
От настоящего, от тонкой оболочки.
Их холод нестерпим; сознание желает невесомости,
Но притяжение воюет газом снов.

 

 



3

 

Я вижу, как мы шли по берегу реки.
Тогдашний воздух кажется холодным.
Безумно ледяным, хотя он был рассеян,
Разломан ветром, развезен по разным областям —
Любимая стратегия захватчиков.
Проходят годы, но тогдашний воздух холодеет
И заставляет сны дрожать, как маленького кролика.
Мы шли по берегу реки, случайные знакомые,
Потратившие годы на случайность, и молчали.
Мы только что проснулись незнакомцами.
Прохладный дождь шуршал по ткани зонта,
Который мы сегодня разделили на двоих.
Тяжелый, микрофонный шепот капель
Нам заменял ненужные слова, которые иссякли,
Заглохли утром. Или в сердце ночи. Мы не знали,
О чем нам говорить. Нам было грустно,
Мы разошлись и больше не встречались,
Мои магниты поменяли полюса,
И преждевременно порвали поцелуй,
Но хлеб, которым ты кормила уток,
По-прежнему рассыпан по воде... Мне жалко поцелуев,
Которые связали две случайности.
Мне жалко попусту разбрызганных минут,
И воздух холодеет в окнах памяти.
Я закрываюсь одеялом, и обрывки сновидения,
Фрагменты наших лиц, кусочки водяного полотна,
Самоубийцы-капли, рухнувшие в пыль,
Поросшие травою склоны, слабый ветер,
Отчаянно сражаются, дрожат, надломленно кричат,
Им тоже больно в собственном морозе,
Они уже не видят солнечных лучей,
Которые сочатся через веки; нежелательные сны
Бледнеют, выцветают, как узор на занавеске.
Обломки рушатся в бессмысленную бездну.

 

 



4

 

 

 

Забыв тебя, нелепую случайность, я бежал из прошлого.
Наполнил каждую минуту постоянным смыслом,
И даже слился с будущим, покинул атмосферу,
Но часто вижу я кошмар: меня целуют губы хаоса,
Пьянят холодным поцелуем и глотают, словно леденец.
Я таю в темноте, мне страшно: ведь когда-то я
Боялся темноты и зарывался в одеяло,
Боялся, что обманная любовь окажется обманом.
Бегу по лестнице, лечу навстречу прошлому —
Пародии любви, пародии свободы.
Обрывки снов смешали впечатления:
Раздутый клещ, которого я выдернул из кожи,
Когда мне было десять лет, стал фотографией
Давно забытой девушки. Вот я иду к тебе…
Да нет же, не к тебе, а к той, смешной, случайной.
Зачем же ты меня ласкаешь? Неужели я не смог забыть?
Сегодня я увидел хоровод, невнятное прокисшее броженье
Несвязных образов из прошлого, увидел потому,
Что прошлым вечером я снова полюбил.

 

 



5

 

Мои глаза раскрылись, словно книга.
Мне хочется побеспокоить мир, порвать лучи светила.
Прилив энергии рождается минувшим.
Воспоминанье вылилось наружу, потревоженное ливнем.
Я засмеялся над забытым, вытертым, сожженным.
Израненные сны стыдливо спрятались под землю.
Я снова задремал, я видел новый сон: тебя, тебя, тебя…




Яндекс.Метрика