Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 35 (50), 2012 г.



Людмила Уфимцева
Письмо поэту



*   *   *

 

Закуталась осень озябшая
                              в дымку,
Листвою осыпалась. Прочь
                              невидимкой
Ушла. Обернулась холодным
                              туманом,
Поземкою первой нежданно-
                              обманной,
И яркие краски сменив на
                              белила,
Тончайшим узором на землю
                              стелила
Снежинки…

 

*   *   * 

 

                    При луне от песни родника
             человек становится мыслителем…
                       Святой ключ г. Нижнекамск

 

Потоком шумным ключ
С крутой горы стремится
К реке, где солнца луч
Играет в прятки с птицей.

Несет ручей, шутя,
Покачивая, Кама,
Как малое дитя, —
Заботливая мама.

А на виске скалы
Прозрачной жилкой биться
Родник начнет с горы,
Чтоб путник смог напиться.

 

*   *   *

 

Мороз задернул полынью,
                            перекроив ее границы,
И хлеба крошки на краю
                            клюют притихшие синицы.
Метлой широкою метель
                            погонит их, прибивши к дому,
И превратит сугроб — в постель
                            и в одеяло — клок соломы…


А город мой в снегу увяз,
                          не в силах победить стихию,
Где белый столб растет, как вяз,
                          что ветки вывихнул сухие.
Линейкой частой провода
                          уходят в ночь, чуть провисая.
Цепляет нотный стан звезда,
                          в небесной прописи сверкая.
В дрожащем круге фонаря —
                          в огне сигнальном над кормою
Оттаивают якоря,
                          прикованные злой зимою.
Побудкой застучит капель,
                         сосульки с крыши половиня.
И, солнцем балуясь, апрель
                          одно-единственное имя
Напомнит…

 

Письмо поэту

 

  А. Ц.

 

Эту фамилию я знаю давно, она написана на учебнике химии.
А стихи прочитала недавно (очень понравились!).
Трудно сказать, что именно хорошо:
То ли то, что Вы знаете правила замещения водородного
                                           катиона (и это нас роднит),
То ли то, что стихи Ваши «в двухмерном мире
                                      провинции» благовесту сродни.

Быть или не быть учителем химии
в школе с углубленным изучением других предметов?
Одна радость, знаете ли, поговорить с коллегой тихо после
                                                                        уроков.
Давайте Вашу чашку, я налью Вам чаю «Бодрость»,
                                                но сначала сполосну ее,
Как бы они (дети) не отравили: капнут, купороса (сульфата
                                                                        меди)
И проведешь остаток дня в тесной комнате (1 на 1).

Вообще-то, Алексей, (можно я буду Вас так называть?)
                                                      химия — это стихия
такая же, как музыка и поэзия. Сейчас — май, время
                                                      сирени и аллергии.
Приезжайте-ка к нам в июне, когда зацветут липы
                                                          и закончатся ЕГЭ,
И пишите свои стихи где-нибудь на школьном дворе,
А я их наберу и распечатаю (обещаю!). Людмила.

 

*   *   *

 

Гудит, разогнавшись,
                          автобус,
Пассажиров качая
                          в люльках.
Снует по салону
                       кондуктор,
Будит,
                   считает мелочь.
Растет какофония
                   звуков.
Сжимаюсь в комок
                         от фальцета.
Двери открылись —
                        вдох,
Закрылись —
                        выдох.

 

*   *   *

 

Сверху луна
               отдыхает,
Наблюдая
               за гусеницей,
Ползущей
               по яблоку
С неоновой
                 подсветкой.
Яблоко-шар —
                 игрушка
На дереве
               Мирозданья.
Механический шар
               незаметно
Набирает
              обороты-века.
Любая игрушка
               рано
Или поздно
               ломается.
Гусеница не знает
              об этом.
Она питается
              пищей,
Которой хватит
             по прогнозам
Лет на семьдесят.
Луна улыбается
            загадочно…

 

*   *   *

 

Расти деревом, подпирая музей.
Рассыпать по осени лотошные желуди
и наблюдать с болью, как на них
наступают спешащие мимо прохожие,
или с восторгом, если их собирают дети.
Жить в городе и тянуться к солнцу,
заглядывая через крышу, на лице которой
знаком каждый гвоздь, каждая трещинка.
Ночь — самое хорошее время суток —
тихо. Мои листья и ветви пьют влагу
земли и лакомятся живительным газом.
Я разговариваю со своим соседом —
старцем, одетым в камень. Писатель,
чье имя носит музей, сильно окает.
Наши беседы заполняют длинные
зимние сумерки, благоухающие майские
вечера и благодатные  июльские ночи.
Нам знакомы лица посетителей,
сочиняющих стихи и прозу.
Это они, подобно стае птиц,
слетаются сюда в конце недели.
Только мы различаем их в толпе
по известным нам приметам.
Завсегдатаи мужали на наших глазах
и уходили в мир иной, чтобы вернуться.
По ночам мы слышим их диалоги
на языке рифмы.
Сосед называет меня «мудрым», а я его —
«крепким», но дни наши сочтены.

 

Осень

 

Желуди падают на мокрую мостовую
и катятся под колеса машин,
какая была бы дубовая роща…

 

*   *   *

 

Природа теснится городом, сохраняя отдельные острова.
Кольцевая дорога запружена автомобилями, сверкает
заново отлитым асфальтом, скалится нанесенной разметкой
и похожа на гигантский бублик с маком.

Река обнажилась из-под снега, не в силах сбросить
тяжелый мост, нависший над ней, так и течет,
разделенная пополам на две круглые чаши —
две пиалы с остывшим зеленым чаем.

На озера вернулись чайки. Утиная стая
кружит над стекляшками болот, перелетает с места на место,
как хозяин, покрасивший в доме пол,
шагает с кирпича на кирпич.

Город растет и строится, готовя птицам сюрпризы.
Летит стая привычным маршрутом, надо бы
спуститься на отдых. Только на знакомом месте —
здание с вывеской, а озеро с камышом стало лужей.

Сидит пернатый разведчик у воды, изучает обстановку,
не может взять в толк, почему это водоросли с кормом
превратились в пластиковые бутылки и бумажные
пакеты с буквой, напоминающей опору моста…

 




Яндекс.Метрика