Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 36 (51), 2012 г.



Евгений Степанов:
«Стараюсь у всех учиться...»

 

— Евгений Викторович, Вы жили в разных странах и на разных континентах Ваше внутреннее православное содержание изменилось?
— Спасибо, Александр Владимирович, за вопрос. Действительно, мне посчастливилось жить и в разных странах, и в разных городах России.
Я, в частности, учился в Швейцарии, в Женеве, в Университете христианского образования. Писал диплом по творчеству русского православного философа Николая Лосского. Большое влияние оказали на меня священник храма в Женеве отец Георгий, мой преподаватель — монах в миру Патрик де Лобье, встречи с православными и католическими монахами. В эмиграции, вообще за границей, как-то особенно остро чувствуешь свою религиозную принадлежность, без веры на западе русскому человеку просто не выжить. Здесь, в Москве, я, конечно, совсем другой, нежели за границей или в русской провинции. Значительно хуже. В Москве нужно быть невероятно сильным человеком, чтобы сохранить воцерковленность, не пропасть в бездне и круговороте бесконечных дел и делишек. Увы, мы не всегда умеем отличать зерна от плевел, главное от напускного. Бесконечная гонка забирает все силы. Тоже самое было и в Америке. Когда я жил в Нью-Йорке, тоже все время куда-то бежал и спешил, а вот в провинциальных штатах опять-таки был другим. И в церковь чаще ходил, и о душе чаще задумывался. В общем, я думаю, что в мегаполисах значительно труднее сохранить веру.
— На Ваш взгляд, в чем разница в христианских культурах Востока и Запада?
— Этого я не знаю.
— Как Вы считаете, в чем заключается главный источник русской веры и русской культуры?
— Источник русской культуры, безусловно, — в русской вере, в православии. А вот в чем источник русской веры? Этого я тоже, простите, не знаю.
— Кого Вы могли бы назвать Вашими наставниками в духовной организации и в литературной деятельности?
— Мне очень повезло в жизни. Двадцать пять лет назад я работал в журнале «Огонек». Моим руководителем был литературовед Владимир Вигилянский. Именно он учил меня журналистско-редакторским премудростям. А потом он стал священником, именно он и стал моим духовником в Москве, именно он помог мне и моей семье в разные тяжелые дни. То есть отец Владимир Вигилянский — мой учитель и в журналистике, и в духовной жизни. Так по воле Провидения получилось. Он меня, грешника, кстати, частенько ругает. Есть за что. А в литературе у меня много учителей. Это, прежде всего, Сергей Бирюков, Михаил Поздняев, Татьяна Бек, Геннадий Айги… Стараюсь у всех учиться. Даже у тех, кто уже ушел из жизни.
— Вы чрезвычайно активно участвуете в международном литературном процессе, откуда такая энергия?
— Приглашают — еду. Стараюсь не отказываться. Если честно, с большим удовольствием еду в глубинку России нежели за границу. Я немного знаю русскую провинцию, все-таки прожил в ней шесть лет, знаю, какая там непростая жизнь, какие нищенские пенсии, какие небольшие доходы. А люди там замечательные. У меня теща живет в райцентре в Тамбовской области. Святой человек. Врач. Всю жизнь лечила людей. А в литературе разбирается лучше меня, она Чехова  наизусть километрами может цитировать.
— Вы впадаете в отчаяние? Если да, то, как Вы выходите из уранического состояния?
— Нет, не впадаю. Отчаяние — смертный грех. Я очень много работаю, у меня большой коллектив, за который несу ответственность вот уже десять лет, я не имею права на отчаяние. Да и вообще, нечего унывать. Жизнь мне Господь дал, смерть даст. Так что скажем за все спасибо.
— Вы верите в несокрушимость троичного союза Веры, Надежды, и Любви? Если «Да», то почему?
— Верю. А вот почему — опять-таки не знаю.

 

Беседу вел Александр ОРЛОВ

(По материалам журналов «Переправа»
и «Основы православной культуры»)



Яндекс.Метрика