Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 9 (60), 2013 г.



Причащение

 

К столетию со дня рождения  народного поэта Кабардино-Балкарии Керима Отарова (1912–1974) нальчикское издательство Марии и Виктора Котляровых выпустило первую партию книги «Пока огонь пылает в очаге». Дочь выдающегося балкарского поэта Римма Отарова решила распространять сборник  бесплатно.
Переведя на русский язык около полутора тысяч строк Керима Отарова, сейчас навскидку могу сказать по этому поводу три вещи, особо меня тронувшие. В стихах о депортации балкарского и других кавказских народов практически отсутствует декларативность, все дается через конкретные, четкие картинки. Скажем, он показывает старого пастуха, сокрушающегося о том, что «в пещере / Оставил без присмотра он овец. / — От голода погибнут все, наверно, — /  Ведь наглухо закрыт в пещеру вход. / Спешил домой, устал в горах безмерно, / Хотел вернуться вскорости, и — вот... / Животных мучить — грех! — Пастух сердечный / В вагоне тосковал не о себе — / Он за овец с тревогой бесконечной / Печалился, о горькой их судьбе». Измыслить такое невозможно. И мне подумалось: поэтический талант и талант честности могут существовать порознь, но когда они сочетаются в одной личности, то наблюдается феномен синергизма: совокупное и одновременное их воздействие оказывается сильнее, чем если бы они выступали порознь.
Еще хочу сказать о том, как поменялся колорит стихов у Отарова. Даже фронтовые стихи его полны были красок. А вот стихи, написанные в изгнании, — сплошь черно-белые.  Возьмем, к примеру, «Фронтовую зарисовку» (1942):

 

О восходе усталыми грезя сердцами,
Деревушки, равниной раскинувшись, спят.
Синий пар поднимается над озерцами,
Словно это котлы, что вот-вот закипят.

Расщепленная надвое шалым снарядом,
Пала навзничь березка главой на восток;
До сих пор зелены ее листья... А рядом,
Словно свежая кровь, пламенеет цветок.

Воин рану свою, привыкая и к боли,
Пеленает умело — он ей не чужой...
Жизнь и смерть суть одно непрерывное поле,
Друг от друга нельзя разделить их межой.

 

Здесь, как видим, и синий пар, и зеленые листья, и пламенеющий цветок! А в стихотворении «Старуха», написанном в 1944-м, то есть уже в изгнании, все краски исчезают:

 

Ни сыновей, ни внуков нет: война.
Но этого судьбе казалось мало —
На весь народ возложена вина,
Которая с родной земли согнала.

Чужбина и невесток унесла...
И вот она среди степи киргизской
Корягою, обугленной дотла,
Сидит — и молит лишь о смерти близкой.

 

Получается (и не важно, сознательно это сделано или чисто интуитивно), что изгнание с родной земли страшней тягот войны, ранений и постоянной угрозы гибели. Мир в изгнании обесцвечивается, что, по-моему, глубоко символично.
Нельзя не сказать и том, что Керим Отаров оставил после себя не только честные, преданные правде стихи, но и честных, преданных отцовской памяти детей.  А это, на мой взгляд, тоже талант — талант воспитателя. Так, Римма Керимовна Отарова тщательно собирает поэтическое наследие своего отца, в том числе и те вещи, которые не были изданы даже на балкарском языке, обеспечивает их перевод на русский язык, издает их и популяризирует. Потому что стихи Отарова содержат мощный энергетический заряд, который может и должен послужить укреплению человеческого духа, в наши дни подвергающегося особо сильному расшатыванию. Надеюсь, что и мои усилия в качестве переводчика окажутся небесполезны, что и сам причащусь в своей работе к той чистоте и глубине, которые свойственны произведениям безвременно ушедшего поэта.

 

Георгий ЯРОПОЛЬСКИЙ



Яндекс.Метрика