Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 12 (63), 2013 г.



Нина Краснова
Новые стихи

 

ПАМЯТНИК ЗУРАБА ЦЕРЕТЕЛИ ПЕТРУ ПЕРВОМУ НА КРЫМСКОЙ НАБЕРЕЖНОЙ В МОСКВЕ

 

Не о бренном волновался царь о теле —
О России, просыпаясь поутру,
Волновался. Это понял Церетели,
Воздвигая вечный памятник Петру.

Пётр Великий в треуголке, сам с усами,
Ничего не оставляя на потом,
По Москве-реке плывет под парусами,
Он плывет своим реформенным путем

(Хоть лежат и так и сяк пути, и этак).
Помаши Петру рукою с мачты ты.
Претворяет Пётр не планы пятилеток
В жизнь страны — свои проекты и мечты.

С ним любовь крутить готовы все модели,
Целовать ему глаза его и лик.
Пётр Великий — он великий в самом деле,
Он и ростом, и деяньями велик.

Нет других ему подобных вариантов.
Не для слабых, не для хилых он умов.
Он стоит на фоне мачт, на фоне вантов,
Видный издали со всех семи холмов.

Пётр указы сам пером писал-корябал.
Петр упрям, и крут, и весь в свое уперт.
Знает Пётр, куда вести ему корабль,
И куда вести Россию, знает Пётр.



ЗОМБИ

 

Я — зомби с проводами нервов и с антеннами,
Моя система не дает в работе сбой.
Я — виртуалка, огороженная стенами,
Я вся подключена к тебе собой.

Я — зомби с нестандартным эгопроявлением.
Из строя выйду — будет полный крах.
Я — существо с дистанционным управлением,
Пульт от меня в твоих находится руках.



ПОСТЕЛЬНЫЙ РЕЖИМ

 

Я любовью к тебе больна,
я впадаю в жар и в озноб.
Я любовью к тебе больна,
пусть смеется над этим жлоб.

Мне постельный нужен режим,
не коньяк никакой, не первач.
Мне постельный нужен режим
и хороший постельный врач.



ПЛАЧ ПО ОГНЮ ЛЮБВИ

 

Ходила я в стадах ГОРИЛЛ,
Они  мычали: «МУ-МУ-МУ-У...».
Какой огонь во мне ГОРЕЛ
Любви к кумиру МОЕМУ.

Бог не с Канар и не с БАГАМ,
Он виртуально мной влаДЕЛ,
Бог современным всем БОГАМ,
Он не имел со мною ДЕЛ.

Весь запыхавшись от БЕГОВ,
Что для Вселенной так ВАЖНЫ,
Бог тусовался средь БОГОВ,
Меня не видя с ВЫШИНЫ.

И я ходила средь ГОРИЛЛ,
И знает только мой ПЕГАС,
Какой огонь во мне ГОРЕЛ,
Какой огонь во мне ПОГАС...



ЗОЛОТЫЕ РАСКОПКИ

 

Я веду золотые раскопки
Не в египетской пирамиде,
А в московской своей хибаре,
В приготовленной к сносу хрущевке,
Как в египетской пирамиде.

Я схоронена в ней самолично,
Умерев от тоски любовной,
И смотрю на себя, воскреснув,
На земную свою оболочку,
Как на мумию Нефертити.

От меня для потомков остались
Стул без ножки, предметы быта,
Книжки (жалко, что не сберкнижки?),
Фотографии жизни прошедшей,
Кучи тряпок из «секен хенда».

Я веду золотые раскопки
Здесь, в московской моей хибаре.
Вот земное мое жилище,
Погребальный покой фараонши,
Усыпальница Нефертити.



ПЕГАС

 

Запряги Пегаса белой масти
Со своим особенным тавром.
Творчество должно на первом месте
Для поэта быть, не на втором.

На втором, на пятом и десятом
Все другое вечно быть должно,
Это ясно даже и детятам,
Это ясно детям даже, но

Если по причине той и этой
Ты нарушишь мест порядок, да? —
Песенку твою считая спетой,
От тебя сбежит Пегас тогда.



Яндекс.Метрика