Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 12 (63), 2013 г.



Михаил Шинко
Ледоход
 
Ледоход

На реке ледоход. И как встарь,
Я спускаюсь к реке в нетерпеньи,
Чтоб увидеть, как зимнюю хмарь,
Разгоняет волною весенней.

Я иду, ощущая тепло
Давних лет, прежних встреч в ожидании.
А река, как назло, далеко.
Берег крут и скользит. На свиданье

Я с девчонкой сюда же ходил.
Также берег был крут. Прижимая,
Что-то ей о любви говорил,
Лед ломался в реке, "грохотая".



Детство. Донбасс

Солнце в зените. Яркий, слепящий зной детского лета.
Босые ноги. Соседских мальчишек крик, ждущих ответа.
Дедушка строгий. Можно ли мне на пруд? Как отпросится?
Если сбежать тайком? Сильно ли будет отец злиться?

Поле. Просто громадный такой огород и лес кукурузы.
Дед. Страшный. Палкой трясет: "Не топчи, пся кургузый".
Ветер. Свист и в ушах и под мышками, мелькают стежки.
Детство. Голые пятки и дробь по пыльной дорожке.

Дядька. Добрый, смешливый и сильный — хозяин Донбасса.
Дядьки мопед. Заводился при нем послушно, со мною — ни разу.
Я. Гордый лечу, слившись с баком, газ до отказа.
Мы. С мопедом плетемся, поникнув — упал лишь три раза.

Дядька другой. Летчиком был на войне — для меня он
                                                                                   как бог.
Сталин. Дед его с дядьками хают (я бы не смог).
Трое. Все трое с медалями и в орденах пьют вино.
Молча. И вспоминают погибшего, третьего — дядьку моего.

Бабушка. Добрая и большая. Ноги не ходят давно.
Говорит, что птицей была — залетела случайно в окно,
И ударилась ножками — потому и не ходит на них:
Слушайтесь, детки, родителей и любите их.

Мама. Затаившись и сжавшись, смотрит, как я лечу.
Отец. Улыбаясь, сильнее толкает качели — я хохочу.
Звонко. Медали и ордена на моей рубашонке звенят.
Дед и дядья улыбаются гордо — глаза их слезят.

Мы. С сестрой уезжаем с Донбасса, из детства, из солнца.
Папа и мама. Молодые, счастливые — закрывают оконца.
Дед, бабушка и дядья — еще живые, машут —
                                                                   взглядом ловлю.
Солнце и детство, и пруд и все, все, все, все — я вас люблю!



*   *   *

Я бродил меж деревьев по кругу,
Подставляя лицо под лучи.
Слушал. Сосны шепталися с дубом:
"Не мешай, не шуми, помолчи".
Сквозь набухшие веки сочился
Освежающий мысль ветерок.
Если б завтра не ехать — напился б,
Размочил бы под горлом комок.



*   *   *

В берегах, что размыло  за годы,
Льдом и грязью пройдя по судьбе,
Жизнь-река смоет все и растопит —
Даже то, что осталось на дне.

Только где бы я ни был весною,
На какой бы ни жил я реке,
Я спешу, чтоб успеть к ледоходу —
Провожать свое детство в тоске.

И когда за последнею льдиной
Завиляет, закрутит струя,
Я стою, будто кем-то покинут,
Что-то вновь потерял будто я.

И плетясь по скользящим тропинкам,
Напряженно пытаюсь понять:
"Что же я упустил? Бог, помилуй!
Что же я не успел? Эх, ты, мать…"

И в намерении твердом как будто:
Нынче ладно, а в будущий год…
Вешним, ранним и солнечным утром
Вновь приду, чтоб встречать ледоход.



Яндекс.Метрика