Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 17 (68), 2013 г.



Галина Самойленко
Дано не каждому творить!

 
Письмо с фронта

 

Здравствуй, мама! У нас затишье.
А недавно был страшный бой.
От него лишь теперь пепелище
И дворняги-подранки вой,
Возле бывшей хозяйской хаты,
А точнее ее руин,
Да воронки, как смоль… Солдаты
Созерцают пернатых клин.
Бьемся с немцем и днем, и ночью,
А в природе все тот же ход…
Слышим песню в низине волчью,
Как на речке буянит лед…
Пролетает за стаей стая,
Пробиваясь сквозь едкий дым…
Жизнь идет, ни на что не взирая,
По цикличным часам своим.
Уступают весне морозы,
И в окопах стоит вода…
Вот пишу и роняю слезы…
Этот ужас пройдет когда?
Нет стихов, только мрачность прозы —
Вспоминаю свою семью,
Проклиная сражений грозы,
Санитарную боль свою…
Слышишь, мама, прости за слабость.
Лишь тебе все пишу, как есть…
На войне, ну какая радость,
Когда наших смертей не счесть,
Когда танками давят русских
И дырявят железом пуль,
Из глазниц наблюдая узких…
Ненавижу их всех, мамуль,
Кровожадных фашистских гадов.
Извини за такую брань.
Стала глохнуть от бомб, снарядов,
В восемнадцать, ну, нет, ты глянь.
И откуда берутся силы,
Когда раненных я тащу,
Надрывая живот и жилы,
Словно лошадь, надев вожжу.
От свинцового жутко града.
Выношу с поля брани живых.
У меня даже есть награда
За спасенье ребят своих.
Называют бойцы сестричкой,
Благодарно смотря в глаза,
Подкурив самокрутку спичкой…
Мне приятно, я только «за».
Крови здесь я познала запах,
Насмотрелась различных ран,
Побыла у «костлявой» в лапах,
Когда ротой попали в капкан…
Все смогла и сумела, стойко
Весь стерпела кромешный ад.
Не представишь, терзаний сколько
Перенес здесь советский брат.
В те минуты сильна я духом,
А иначе ведь, мам, нельзя.
Когда пули свистят над ухом,
Твой наказ я шепчу — ползя.
Помнишь, мама, рыдая горько,
Провожала меня на фронт…
«Ты, вернись, дорогая, только» —
Говорила, сжимая зонт.
Быть послушной, стараюсь, мама.
Непременно вернусь домой.
Вот закончится эта драма —
Мы обнимемся вновь с тобой…
Ради  Родины, мам, Победы
Я лишенья пройду  и боль…
Все событья сложу в куплеты —
Победителя, нашу, роль...
До конца этой схватки далече…
Но держать будет враг ответ.
Все, мамуля, прощай, до встречи,
Передай там друзьям привет!



Боевое братство

 

Я видел смерть, я сам горел,
Из танка выползти успел.
В дыму густом, весь экипаж мой там остался…
Кричал от боли и ревел,
Сквозь слезы в черный столб смотрел,
В одежде плавленой в крови своей катался…

Я помню все, я не забыл,
Как с ними в бой не раз ходил —
С моими верными друзьями по афганской.
Туман холодный морем стыл.
Дурною славой край тот слыл.
Кишели горы кровожадной тьмой душманской…

Я поседел, я постарел.
Себя простить я не сумел,
За то, что чудом сам тогда в живых остался.
На койке раненый хрипел
Куплет, что друг мой не допел,
Скрипел зубами и в подушку зло вжимался.

Я огрубел, я не простил,
И сердце я не излечил,
И поминаю всех ребят, в небыль ушедших.
Не верю сам, что я там был,
В полку геройским парнем слыл,
Скорблю в коляске о годах давно прошедших.

Я — человек, солдат-герой.
Таких же тысячи со мной —
Сплотило крепко всех нас боевое братство.
Калека, брошеный, слепой,
Знаком с Афганом и Чечней —
Все, кто решил достойно жить и не сдаваться.

Шали, Баграм — Чечня, Афган…
У обелиска ветеран
Минувших войн, лихих годин страны безбожной.
И рядовой, и капитан
Шли напролом, шли на таран
Судьбой военного за мир, дорогой сложной.



Сиреневая женщина

 

Сиреневая женщина  в сиреневом всегда,
Прекрасна, не взирая на энные года,
Всю жизнь безумно нравится сиреневый ей цвет
И кажется, несет что он какой какой-то теплый свет…
Сиреневая блузочка, сиреневый жакет,
Сирени восхитительный в руках ее букет,
Сиреневые платьице  и туфли, и пальто…
В других цветах ту женщину не видывал никто.

Сиреневая женщина  в сиреневых мечтах,
С сиреневой помадою на чувственных губах,
С сиреневыми бусами, серьгами и кольцом,
Сиреневою гаммою украшен даже  дом —
Сиреневые шторочки, сиреневый ковер…
В сирени утопает весь, буквально, дамы двор.
Сиреневыми красками живет ее душа…
Сиреневая женщина безумно хороша!



Творческое братство

 

Поэт с художником — едины.
И мыслей красочных творцы
Пером и кистью нам картины
Кладут на ткани и листы,
Запечатлев весь мир вселенной —
Переплетение планет,
С Землей в наличии непременной,
Слагая чудо все в сонет,
Рифмуя пламенные строки
И маслом делая мазки,
Порой, как Боги и пророки,
Зарывшись в таинство тоски
И в глубину веков прошедших,
В мечты, несут, что душу вдаль,
В пещерах каменных нашедших
Рисунков предковых вуаль —
Все естество мировозданья
Вложив в истории витки,
Любовь и веру, и страданье —
Теченье жизненной реки,
Штрихи загробной жизни — Ада,
Открыв врата в бессмертный рай
(За послушание награда),
Безгрешным людям в вечный май…

Поэт с художником, как братья,
Что тащат творчества соху,
Бросаясь таинству в объятья,
Рисуя — травы на лугу,
Девятый вал, идущий с моря,
Из фруктов спелых натюрморт,
Барашки белые прибоя
И россыпь ягод (разный сорт),
Цветов пестрящие поляны,
Багряный  утренний рассвет,
Кедрач и сосны — великаны,
Луны горбатой томный свет,
Карандашам и акварели
Давая в деле нужном ход…
Под солнца зной, снегов капели
Творенье  гения идет,
Даря тепло и радость людям,
Неся энергию любви,
Работу критикам и судьям…
Особый ген у них в крови —
У чудотворцев слов и тона,
Оттенка, графики, цветов —
Листов тетрадных и картона,
Друзей, мольберта и холстов…

Дано не каждому творить…
Творцов, желательно, ценить,
Хранить бесценное богатство…
Всевышний создал это братство!



Яндекс.Метрика