Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 19 (70), 2013 г.



Литературные встречи в Берлине

"Русь, куда ж несешься ты?" Этот гоголевский вопрос, такой же актуальный в наши дни, как и сто лет назад, стал названием русско-немецкого литературного диалога, проходившего в берлинской Академии искусств с 18 по 20 апреля.
Русская литература, как и сама Россия, находится в точке переломного момента. Каковы актуальные течения в современной русской литературе? Как она воспринимается в Германии? Какое влияние на писательство оказывает политическое развитие? Какую роль играет русская литературная традиция? Каковы сейчас русско-немецкие отношения в области литературы? Восемь современных русских писателей самых разных взглядов, приглашенных в берлинскую Академию искусств, попытались ответить на эти вопросы: Лев Рубинштейн, Людмила Улицкая, Захар Прилепин, Андрей Битов, Мария Степанова, Василий Голованов, Юлия Кисина, Наталья Ключарева.
Программу открыли Инго Шульце — директор литературного факультета Академии искусств и Томас Крюгер — президент Федерации политического образования. Они поприветствовали писателей, поблагодарили за участие в этом полезном проекте, продолжающем традиции интернациональных литературных встреч. Инго Шульце с ностальгической теплотой отозвался о России, которую посещал, начиная еще со своих студенческих лет в эпоху Советского Союза: Москва, Петербург, Минск, незабываемые белые ночи, восхищение русской литературой от классической до современной. Все ему казалось очень близким и, в то же время, очень далеким. Но именно русская литература подвела Инго Шульце к тому, чтобы стать писателем. Немецкие писатели подчеркнули, что сегодня в Германии читают русскую литературу не для того, чтоб узнать о политическом положении в России, а из-за возникшего безграничного интереса к культуре России. Литературу изучают не в контексте политики, нехватки свободы, демократии, как это было раньше, а для того, чтобы узнать правду об обществе там, где есть дефицит этой правды. Ведь жизнь российского человека не ограничивается рамками администрации Путина, а потому писательское многоголосие, субъективный взгляд каждого автора на ту или иную проблему — именно это привлекает теперь внимание западного читателя.
Принимая участие в дискуссии, российские писатели, каждый по-своему, попытались ответить на интересующие немецких читателей вопросы.
На вопрос "что изменилось в России в последние годы" Людмила Улицкая иронично ответила, что был полностью реализован лозунг создания формации нового человека, то есть людей, которые в течение 40 лет жили в постоянном страхе. На сто процентов была выполнена эта программа. Только с времен перестройки возникла некоторая надежда. А сегодняшняя ситуация огорчительна тем, что появилась новая порода людей, испытывающих тоску по сталинскому периоду.
"Все, что можно сказать о Росси в глобальном смысле, — это ее непредсказуемость", — продолжил Захар Прилепин. Он посомневался, что существующая власть в стране когда-нибудь поменяется, потому что колоссальные деньги тратятся ей на поиски капсулы бессмертия, но в то же время — кто знает. Непредсказуемость России в том, что рывок может произойти в совершенно иную сторону.
Лев Рубинштейн казался менее оптимистичным, но в то же время не терял надежду на лучшее. Отвечая на вопрос о России, он сказал, что воспринимает свое творчество как стратегию персонального спасения. И что если сейчас мы наблюдаем сильный откат, то его поколение сформировалось в постоянном сопротивлении себе. Оно не могло даже предположить, что советская власть когда-нибудь закончится, а потому надежда есть всегда.
На вопрос о репрессиях в России — тот вопрос, который так интересует Запад, — писатели отвечали по-разному.
Василий Голованов, который не был приглашен за дискуссионные столы, но присутствовал, сидя в первых почетных рядах зала, попросил слова, чтобы уверить немцев в том, что Запад и, конкретно Германия, видят все происходящее по телевизору, который не дает объективной картины российской действительности. "Главное происходит вне телевидения, — уверенно заявил Василий Голованов. — Для страны сейчас важнее выжить, нарастить экономику. А с экономикой в России дело обстоит неплохо. Сельское хозяйство тоже динамично развивается. То, что вы видите (имеется в виду митинги), не мешает мне работать. В стране нет никаких репрессий".
Надо отметить, что после выступления Голованова в зале наступила настороженная и недоверчивая тишина, которую нарушил Лев Рубинштейн, вздохнув в микрофон: "Увы, есть репрессии. И задача общества — этим репрессиям сопротивляться. А работать мне тоже не мешают".
В ходе дискуссии обсуждались и другие проблемы: о казенной воцерквленности и РПЦ в отношении к правительству, разрыв между обществом и государством, разносословное недовольство.
В зале не было свободных мест, что свидетельствует о невероятном интересе Германии к России, к ее литературному процессу, российским писателям и развитию нашей страны в целом. За три дня литературных встреч в рамках дискуссии авторами были представлены произведения, переведенные на немецкий язык реномированными переводчиками: Майке Шлютер, Леной Штольце, Моникой Ранк и другими.

Наталия ЛИХТЕНФЕДЬД



Яндекс.Метрика