Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 22 (73), 2013 г.



Михаил Кузмин. Пионер русского свободного стиха
(великие книги русского верлибра)

То, что первая книга русского верлибра была "занесена" с Запада, не удивительно: само слово "верлибр" — французского происхождения и переводится как "свободный стих". Верлибры не очень охотно приживаются в русском языке: богатство рифм и свободное построение фраз способны надоумить иных авторов написать в рифму даже роман или философский трактат. Причем у некоторых это неплохо получается! Вспомним, например, "Евгения Онегина". Однако рифмованный стих не всем писателям по нутру. Очень не любил стихи граф Лев Николаевич Толстой. Они мешали ему мыслить. Собственно говоря, верлибр — это попытка, не проиграв в музыкальности, выиграть у классического стиха в свободе выражения и точности употребления слов. Уже не требуется подыскивать рифму под смысл или смысл под рифму.
Артистичный и обаятельный Михаил Кузмин, автор статьи "О прекрасной ясности", как это ни парадоксально, всю свою жизнь периодически выпускал "авангардные" произведения, со знаком "сделано впервые". Первая в России повесть о сексуальных меньшинствах, первая книга верлибров, первый "герметический" роман в стихах… Появление верлибра в литературе можно вообще рассмотреть с философской точки зрения как маленькую модель мира. Когда-то, давным-давно, не было ни стихов, ни прозы. Точнее, все было стихами, и все — прозой. В сущности, все наше так называемое "развитие" являет собой модификации одного и того же процесса — от Единого Абсолюта к Частным Деталям — и наоборот, от детализации к единству… И дело даже не в том, что новое — это хорошо забытое старое. Просто иногда хочется придумать что-то свое, пусть даже оно уже было, было, было…
У "Александрийских песен", помимо авторского вдохновения, есть еще, как минимум, два источника: иностранные переводы древнеегипетских манускриптов и "Песни Билитис" французского символиста Пьера Луиса. В творчестве бывает важно, не отрываясь от собственной сущности, находить родственное у других писателей и преобразовывать эти сокровища "под себя". Важно еще, чтобы и судьба, и эпоха "благоволили" вашим творческим идеям.

Нельзя говорить о том, что стилизация — произведение полностью выдуманное. В любом случае автор вкладывает в уста своих персонажей свои собственные страсти, наблюдения, "сердца горестные заметы". "Александрийские песни", лукаво пересаженные в русскую почву, являют собой высокоодухотворенный гимн язычеству. Вообще же цикл этот — вне времени и вне религии. Если только не считать религией любовь. У историков литературы бытует небезосновательное подозрение, что под "стилизацию" Михаил Кузмин работает специально, нарочно — чтобы скрыть автобиографический подтекст. Известно, что в 1895 году он предпринял реальную поездку в Египет вместе со своим любовником, неким "князем Жоржем". Поездка протекала романтично и познавательно, однако закончилась трагично — друг молодого поэта внезапно умер в Египте.
В "Александрийских песнях" Кузмин напрочь разбивает доводы теоретиков о том, что нерифмованный стих обречен утратить певучесть. Более того, на мой взгляд, именно певучесть — одна из самых сильных сторон этого цикла. Очевидцы утверждают, что Кузмин даже пел эти верлибры, аккомпанируя себе на фортепиано. Верю, потому что помню хорошо обыгранный Раймондом Паулсом верлибр Ильи Резника. "Старинные часы еще идут…".

Александр КАРПЕНКО



Яндекс.Метрика