Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 26 (77), 2013 г.



Ольга Денисова
В обычном доме

 

* * *

Все сильней и сильнее болит голова,
пожелтела уже на верхушках трава.
Затянулся вопрос с сенокосом,
дождь с утра, сенокос под вопросом.
Еще радуют душу и греют они –
мимолетные ночи и долгие дни,
еще ласточки режут над нами
спелый воздух большими ломтями.
Снова лебеди сделали круг над рекой,
в передышку спускаясь в ночной непокой.
Жизнь свершается, властно и зримо,
неотступно – и все-таки мимо.
Для чего ты, о чем ты? Постой, не решай,
исключая себя, выдирая из стай,
из последней попытки полета,
из вечерней тоски небосвода.
Эта ночь, словно жизнь, победившая смерть, –
размягченная, зыбкая берега твердь,
где не спят, и следят за тобою
светлячки лисьих глаз над рекою,
а под лодкой такая сейчас глубина –
неизбывная звездная пропасть без дна,
и поет тебе с горней вершины
торжествующий хор соловьиный.



* * *

Разлюбив, он расстаться решился,
Но корежила душу вина.
"Как ты там?" – он ей в трубку молился.
"Хорошо", – отвечала она.
Сердце ухало, мучили спазмы,
Губы были белей полотна.
"Я приду?" – он казнил в себе память.
"Приходи", – понимала она.
Он все ждал хоть какой-то подмоги,
Чтоб допить это горе до дна.
"Это все", – он твердил на пороге.
Отвернувшись, молчала она.
Скромный холмик под старой осиной
Средь таких же Христовых невест...
Как она улыбалась красиво
С фотографии, впаянной в крест!



* * *

В обычном доме, вне закона
Замироточила икона.
Картонка просто, безокладная,
Распространила запах ладана.
Иконку женщина помыла.
"Да бросьте вы. Какое миро!"
Там, где безумье душу точит,
Ничто не может мироточить.
О Боже праведный, прости
За веру, сжатую в горсти,
Что осеняю лоб, как зверь я,
В щепотке спрятанным безверьем.



* * *

В небе – тучки, на дорожке – тени,
А в сторожке тихий разговор.
Опадают крестики сирени
На церковный вымощенный двор.
Пахнет в нем подстриженным газоном,
Воском, и кагором, и грозой,
Души отворяющим озоном,
Спелой, отцветающей весной.
Вон, в житейской бытовой смекалке
Выиграв бессчетные бои,
У ограды нищие, как галки,
Чистят перья черные свои.
И, весной отмеченный как знаком,
Вдруг замрет у кованых дверей
Черноглазый безбородый дьякон
С непорожней "матушкой" своей.



* * *

Я – скунс, я вам не дамся в лапы,
И, пума, ты меня не цапай.
Я – скунс, я тоже человек!
Не твой я долгожданный случай!
Ты не меня — себя не мучай,
А то сбежишь такой вонючий,
Что не отмоешься вовек.



Яндекс.Метрика