Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 28 (79), 2013 г.



Евгений СТЕПАНОВ
СМОГ
(Леонид Губанов)

СМОГ — легендарное неофициальное сообщество поэтов, прозаиков и художников, возникшее  в СССР в застойные шестидесятые годы.
Информация из Википедии: "СМОГ (расшифровывается как “Смелость, Мысль, Образ, Глубина”) — литературное объединение молодых поэтов, созданное Леонидом Губановым в январе 1965 года. Одно из первых в СССР и самое известное из творческих объединений, отказавшееся подчиняться контролю государственных и партийных инстанций.
Организаторами СМОГа были: Леонид Губанов, Юрий Кублановский, Владимир Алейников, Аркадий Пахомов. Через некоторое время в СМОГ также вошли Саша Соколов, Сергей Морозов, Вадим Делоне, Борис Дубин, Владимир Сергиенко, Татьяна Реброва, Александр Величанский, Владимир Бережков, Юлия Вишневская и другие — всего несколько десятков человек. К СМОГистам был близок художник Николай Недбайло. Почетным членом СМОГа был философ Арсений Чанышев.
Аббревиатура СМОГ расшифровывалась обычно как “Самое Молодое Общество Гениев”, лозунгом которого был: “Смелость, Мысль, Образ, Глубина”, а творческий девиз — “Сжатый Миг Отраженный Гиперболой”. По свидетельству Юрия Кублановского первоначально СМОГ был аббревиатурой от слов “Смелость, Мысль, Образ, Глубина”, а остальные значения появились позже". [ 1 ]
В интервью пишущему эти строки один из отцов-основателей СМОГа Владимир Алейников рассказывал: "О СМОГе я сам написал довольно много. Другие — тоже писали, да только изрядно врали. Всю правду о СМОГе знаю сейчас только я один. Когда-нибудь, возможно, напишу новые книги о нашем содружестве. Осенью 1964 года я подружился с Леонидом Губановым. Идея — создать содружество талантливых молодых поэтов и прозаиков — была моей. Губанов — придумал слово СМОГ. Оно стало знаком времени, паролем, девизом целого поколения. Начало СМОГа — январь и февраль 1965 года. Все тогда происходило стремительно и шло по нарастающей — бурное общение, чтения стихов, преследования. Власти вовсю старались изничтожить нас на корню и считали, что СМОГ разгромлен. Но он выжил, был — с нами, в наших писаниях, остался — навсегда. Для меня было неприемлемым стремление некоторых сомнительных деятелей втащить СМОГ в политику. СМОГ — это литература". [ 2 ]
Владимир Алейников к СМОГистам также относит, помимо перечисленных в Википедии, поэтов Олега Хмару, Юрия Каминского, Леонарда Данильцева, Александра Величанского, Петра Шушпанова, Александра Морозова, прозаиков Вячеслава Горба, Николая Бокова, Дмитрия Савицкого, художника и поэта Игоря Ворошилова,  публициста Вячеслава Самошкина. [ 3 ]
Безусловно, ярчайшей фигурой СМОГа является Леонид Губанов (1946—1983), значительный русский поэт, который сумел создать собственную неповторимую поэтику.
Наследие Губанова невелико, и не случайно редки его посмертные публикации на портале "Журнальный зал" — всего 2 (в журнале "Знамя", №  11, 2007, и журнале "Дружба народов", № 7, 2009).
Основным правилом Губанова было — не соблюдать правила; он разрушал метр и ритм стихотворения, не выдерживал канонов рифмовки (об этом — ниже), использовал эмоционально экспрессивный словарь ("я умилен, как Гумилёв/  За три минуты до расстрела!"). Чувства, переполнявшие поэта, врывались в каркас его стихотворной строки и разрушали ее, создавая гармонию хаоса. Эклектичность письма не только не ослабляет поэтику Губанова, но делает ее максимально гармоничной и естественной. Именно т а к а я форма позволяет выразить т а к о е  внутреннее содержание. Показательно в этом смысле стихотворение "Молитва".



МОЛИТВА

Моя звезда, не тай, не тай,
Моя звезда — мы веселимся.
Моя звезда, не дай, не дай
Напиться или застрелиться.
Как хорошо, что мы вдвоем,
Как хорошо, что мы горбаты
Пред Богом, а перед царем
Как хорошо, что мы крылаты.
Нас скосят, но не за царя —
За чьи-то старые молебны,
Когда, ресницы опаля,
За пазуху летит комета.
Моя звезда, не тай, не тай,
Не будь кометой той задета
Лишь потому, что сотню тайн
Хранят закаты и рассветы.
Мы под одною кофтой ждем
Нерукотворного причастья
И задыхаемся копьем,
Когда дожди идут нечасто.
Моя звезда — моя глава,
Любовница, когда на плахе,
Я знаю смертные рубахи,
Крахмаленные рукава.
И все равно, и все равно,
Ад пережив тугими нервами,
Да здравствует твое вино,
Что льется в половине первого.
Да здравствуют твои глаза,
Твои цветы полупечальные,
Да здравствует слепой азарт
Смеяться счастью за плечами.
Моя звезда, не тай, не тай,
Мы нашумели, как гостинцы,
И если не напишем — Рай,
Нам это Богом не простится. [ 4 ]

Любопытно, что при всей кажущейся неряшливости и "мятежности" стиля этого стихотворения (где бросаются в глаза неточные рифмы) оно написано строгим и выверенным  четырехстопным ямбом. В этом сочетании несочетаемого — весь Губанов.
Рифменная система Губанова заслуживает отдельного разговора, это как раз тот показательный случай, когда форма и содержание едины, когда форма является квинтэссенцией сущности лирического героя.
В одном стихотворении Губанов, как, наверное, никто другой, легко переходил от перекрестной рифмы к попарной или опоясывающей, от мужской и женской — к дактилической и гипердактилической; он употреблял неточные глагольные рифмы (например, веселимся—застрелиться) и рифмоиды (царя—опаля; горе—поле). Он использовал широкий набор ассонансных рифм (сиренью—серебряно; полупечальные—плечами; высятся—виселиц;), составных (это лог еще— это ло-го-ви-ще!; Господь поди—Господи!; ни о чем—парчой; в спине мне—зазвенели; дал молодость?! —даже, может быть).
Губанов, развивая традиции Константина Бальмонта, успешно находил лежащие на поверхности аллитерационные возможности поэтического языка — "как просто — под простынь, / забыться и сжаться"; "вербую вербную неделю".
Частотность  неточных рифм в поэтике Губанова — велика. И это тоже не случайно. Поэт искал себя, искал свою Россию, свой стиль, нащупывая собственную индивидуальность.
Неопределенность жизненной судьбы, родная страна, оказавшаяся в предверии  глобальных бифуркационных перемен… Все это вылилось в рваный, метрически раскованный строфико-синтаксический почерк поэта.
При этом версификационный уровень Губанова, конечно, очень высок. В случае необходимости он использовал и точные рифмы, и внутренние, и эхо-рифмы, когда конечные созвучия пронизывали всю строфу, как, например, в стихотворении "Набат! Почем огонь?":

Набат! Почем огонь?
Арбат! Почем слеза?
На бал, как черный конь
горячие глаза… [ 5 ]

Суггестивный напор экспрессивного  губановского словаря, доминантный лексический повтор (как прием), широкие возможности его рифменной системы служили реализации главной цели — выражению нюансов ego лирического героя. Губанов зачастую как бы удваивает слова, конкретизируя лексические и семантические детали — "не тай, не тай", "Серебро, серебро слез;  Богоматерью, Богоматерью". В таких случаях семантика за счет рефренизации расширяется и уточняется.
Губанов — безусловно, русский национальный поэт. Поэт надлома и надрыва, мятущийся, как сама Русь.
В ныне хрестоматийном стихотворении "Петербург" четко очерчены нравственные ориентиры и путеводные звезды поэта — это Гумилёв, Блок, боярыня Морозова, протопоп Аввакум. А еще, наверное, Есенин, Цветаева…
Свое предназначение Губанов сформулировал в одном из лучших своих стихотворений "Я родился, чтобы пропеть".



*   *   *

Я родился, чтобы пропеть,
отзвенеть на ветру осиной.
Я родился, чтобы терпеть
смех твой звонкий и свет твой синий.
Я родился, чтобы понять
век погромный и миг наш краткий.
Я влюбился, чтобы обнять
мир огромный и стан твой сладкий,
виноградную гроздь сломать,
гвоздь погнуть и шагнуть в бессмертье.
Я родился, чтобы с ума
вас свести, как рисунок с меди.
И вдали черешневых глаз,
звездам преданный, как собака,
я родился, чтобы хоть раз
на груди у счастья заплакать.
В этом зеркале — небеса.
В небесах — золотая тайна.
Тайна в том, что я написал,
ведь родился я неслучайно. [ 6 ]

Поэт прав, он родился не случайно. Его поэтическое слово смогло "шагнуть в бессмертье".



Литература:

[ 1 ]  Википедия, Url: ru.wikipedia.org›wiki/СМОГ
[ 2 ]  Владимир Алейников, "Крылатое горение", интервью Евгению Степанову, "Дети Ра", № 2, 2012, Url: www.detira.ru
[ 3 ]  Там же.
[ 4 ]  Леонид Губанов, "Молитва", http://www.rvb.ru/np/publication/01text/15/01gubanov.htm
[ 5 ]  Леонид Губанов, "Знамя", № 7, 2011, Url: magazines.russ.ru› Знамя›2007/11/gg5.html
[ 6 ]  Леонид Губанов, "Дружба народов",  № 7, 2009, magazines.russ.ru› Дружба народов›2009/7/gu6.html



Яндекс.Метрика