Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 30 (81), 2013 г.



ВО ВЕСЬ ГОЛОС ИЛИ ВСЛУХ?

120 лет назад, 7 июля (19-го по старому стилю) 1893 года, родился Владимир Маяковский. Как же отражается в зеркалах XXI века образ великого поэта и вообще какое место сейчас занимает поэзия в массовом сознании? На ТВ поэтических площадок практически нет. Исключение — канал «Культура», на котором есть даже целиком посвященная поэзии программа «Вслух».
Но, видимо, телевизионный формат плохо соответствует поэтическому жанру. Или, скорее, поэтическому жанру трудно в прокрустовом ложе телевизионного формата. Программа «Вслух» это наглядно демонстрирует. Казалось бы, аудитория канала не чужда прекрасному, умному, духовному и высокоинтеллектуальному. Но телебизнес даже на канале, не зависящем от рейтинга, творит с поэзией почти то же самое, что можно было бы вытворить на ТНТ.
Итак, два акта поэтизированного действа: в первом читает проверенные стихи проверенная гвардия, во второй состязаются молодые. С обязательным интерактивным элементом: победу поэта определяет голосование в зале и голосование телезрителей.
Ну что ж, традиция не нова. Еще в средневековье проходили соревнования менестрелей, в постреволюционные годы в Политехническом музее устраивались Турниры с выбором короля поэтов. В 1920 году в них участвовал Есенин, в 1918 и 1923 годах – Маяковский. Когда Есенин читал свой «Сорокоуст», в него кинули обгрызенным пирожком. «Позор!» – скандировала толпа. К революционному Маяковскому поэтический плебс был несколько более благосклонен, но титул короля поэтов так и не выдал: в 1918 году Маяковский уступил корону Игорю Северянину, а в 1923 году – Илье Сельвинскому…
Так что, можно сказать, программа «Вслух» бережно лелеет традиции. Итоги голосования иной раз заставляют поднять удивленно брови, а иной раз – просто скандальны. Например, публика однажды засудила Анастасию Афанасьеву. Объединяет две части телепрограммы фигура ведущего, Александра Гаврилова, чей облик подчеркнуто салонен. Как и поведение. Это не критик, не хранитель поэтических традиций, не открыватель новых имен. Это шоумен, выступающий в роли конферансье. Он стимулирует отклик аудитории, он делает программу острее, конфликтней, динамичней. В конце концов, тут вам не чтения в литературной гостиной, тут – телешоу!
Что получается в итоге? Выступление маститых поэтов, как правило, доставляет или эстетическое удовольствие, или хотя бы удовлетворение от чувства, что поэзия, кажется, еще существует. Но вторая часть программы напоминает что-то среднее между гладиаторскими боями и салонными посиделками, на которые приглашены, в качестве развлекательного элемента, «юные дарования», коих сквозь лорнет разглядывают пресыщенные ценители.
Конечно, нельзя отнимать у программы «Вслух» ее достоинств. И главное – предоставление поэтической площадки и зубрам, и телятам, из горла которых рвется поэтическое слово. Издательства шарахаются от стихов, как от проказы, телепродюсеры крутят у виска: кому вы нужны? Так что спасибо «Культуре» – все-таки есть, где высказать сокровенное: авось услышат.
Вот только жаль, что площадка, выделенная поэтам и поклонникам поэзии, обустроена в соответствии с требованиями современного телебизнеса. Понимают ли создатели программы и ее ведущий, что стихи могут расти из любого сора, но поросль, даже юную, нельзя в этот сор втаптывать? Помнят ли об изречении nolite mittere margaritas ante porcos?
«Вслух» адаптирует поэтический жанр под массовые вкусы, этакая поэзия-лайт. Превращая стихотворчество в зрелище и вызывая поэтов на ристалище, изымают из поэзии ее глубину и личное обращение поэта к слушателю, зато добавляют элементы шоу и проституирования. Опера не может исполняться в кабаре, даже если это кабаре для снобов. Чтение стихов на стадионах, чем прославились «шестидесятники», вызывало обоснованную критику. Поэзия – не массовый жанр, даже если она не лирическая, а гражданская. Но создатели программы, кажется, так вдохновились идеей стадиона, что пошли дальше: вспомнили о гладиаторских боях в Колизее. И не забыли про голосование зрителей: палец вверх или палец вниз.
Но как же Маяковский, напомнит внимательный читатель? Разве не выступал он перед публикой с вдохновением оратора, с пламенем в груди и крепкой строкой на устах? Так, может, «Вслух» продолжает традицию, положенную «горланом-главарем»?
Прежде чем ответить на этот вопрос, вглядимся в отношение теледеятелей к памяти поэта. Что для них этот юбилей? Повод вспомнить о лирике Маяковского, напомнить зрителям о ноктюрне водосточных труб и звездах, которые зажигают?..
Увы, фраза о звездах оказалась пророческой. На нашем ТВ зажигают звезды только в том случае, если они кому-то нужны. А нужен ли современному ТВ Маяковский? Первый канал решил отметить юбилей телепрограммой «Третий лишний» с откровениями незаконнорожденной дочери Маяковского. Как говорится – скандалы, интриги, расследования! Жил ли Маяковский в семье-триаде? Как Лиля Брик отнеслась к иностранной любовнице Маяковского? Правда ли, что вот эта дама на экране – дочь поэта? А внуки у Маяковского есть? И главная сенсация: Лиля Брик лично уничтожала документальные свидетельства о похождениях поэта на стороне!
А где же стихи? А зачем стихи… Гораздо важнее скандал, который не стыдно выпустить на телеэкраны (не стыдно для телебизнеса, для культуры – стыдно). Ведь телезритель жаждет узнать, с кем спит балерина Волочкова, как похудел певец Басков, с кем изменял Лиле Брик поэт Маяковский. В честь юбилея поэта теледеятели на всю страну копаются в чужом белье. Поэзия ли интересует телепродюсеров? Вопрос риторический.
Стоит ли ожидать в таких условиях, что современный телебизнес будет относиться к публичным чтениям всерьез? К наследию Маяковского подход утилитарный: вытаскивается на экраны то, что интересно массовому зрителю. Поэтому не стоит ожидать появления на ток-шоу типа «Вслух» появления новых гигантов… Эти звезды ТВ зажигать не будет.

Дмитрий АРТИС



Яндекс.Метрика