Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 37 (88), 2013 г.



Натан Солодухо
"Квадрат" Малевича как геометрический первоэлемент мира

Если кто-либо познал абсолют,
познал нуль.
Казимир Малевич
Кубофутуризм

В 1915 году в Петербурге открылась художественная выставка футуристов "0,10" (ноль-десять), на которой Казимир Малевич выставил три "Квадрата": Черный, Красный и Белый. Свои работы он сопроводил надписями: "Супрематизм живописи" [1, с. 18].
Позже, в 1920 году, Малевич писал:
"Супрематизм в своем историческом развитии имел три ступени черного, цветного и белого" [2, с. 57]. "Супрематические три квадрата есть установление определенных мировоззрений и мироустроений" [2, с. 58].
Но еще в год выставки (1915) он говорил:
"Супрематизм — начало новой культуры: дикарь побежден как обезъяна" [2, c. 31].
"Квадрат не подсознательная форма. Это творчество интуитивного разума.
Лицо нового искусства!
Квадрат живой, царственный младенец.

До него были наивные уродства и копии натуры" [2, c. 32]…
Квадрат Малевича был символом нового, беспредметного искусства. Квадрат разлагал предметные формы, обнажая праэлементы мира. Естественно, что в восприятии обывателя (супрематизм … вызвал негодование среди "маститых тогда Газет", как выразился сам художник) квадрат был слишком абстрактен по сравнению с реалистическим изображением бытийствующих предметов. И это Малевич прекрасно понимал, открыто объявляя о беспредметности, чистоте своего нового искусства.
Но абстракция, как известно логикам, позволяет не уйти от действительного мира, а, наоборот, глубже проникнуть в его сущность.
Вскрывая основы предметного многообразия, Малевич рассуждал об этом как живописец: "Считаю белое и черное выведенными из цветовых и красочных гамм" [2, c. 57].
Напомним и обратное — спектральное смешение цветов радуги дает белый цвет. Есть мнение, что свой черный квадрат художник рисовал не черной краской — черный цвет был получен путем смешения разных цветов. Черный как синтез многоцветья, в черном цвете упрятано все цветовое богатство мира.
Подобно философствующему натуралисту он объяснял:
"Самое главное в супрематизме — два основания — энергии черного и белого, служащие раскрытию формы действия" [2, c. 56].
Весьма интересная ассоциация с музыкальным творчеством: музыкальный гармоничный рисунок вызывается звуковой энергией побуждаемых черных и белых клавиш фортепиано.
Обратите внимание: у Малевича не только все заканчивается черным квадратом, но и все формы начинаются с него — с "нуль формы" (как он говорил).
Итак, квадрат Малевича — это абстрагированный художественный элемент. Элемент живописный и в геометрическом смысле — плоскостной, запечатленный на холсте. Что же можно создать из этого элемента? Как оказалось, многое. Но, прежде всего, "черный крест", если квадрат поочередно перемещать во взаимно-перпендикулярных направлениях одной плоскости. А затем можно образовать черный круг, если в той же плоскости вращать черный крест относительно центральной оси. И так далее… производится создание разнообразных форм. А если к этому присоединить метаморфозы квадратов белого, красного и иных цветов?
Так и поступал Малевич вместе со своим единомышленником кинематографистом Гансом Рихтером, и тогда на глазах у зрителей в кадрах фильма рождаются новые фигуры из "простого" черного квадрата.
Не так ли из нулевых форм небытийной реальности ("ничто-форм") возникает множество предметных форм действительности ("нечто-формы") [3]? Из небытия — фактически из ничего — является все изумительное многообразие форм мира, за которым, попробуй — угадай, "первоначальные нули" — основания геометрии бытия.
Но вспомним, в творческой жизни самого Малевича период квадратов, период супрематизма — только определенный этап, подводящий к пониманию "плоскостных" оснований бытия. А перед этим были работы в реалистическом ключе, наполненные зернистым цветовым пространством импрессионизма, с чего он начинал в 1900‑е годы. Превосходные многоцветные полотна ("Цветочница", 1903; "Весна. Сад в цвету", 1904; "Портрет члена семьи художника", 1906) [1, c. 3–5].
А затем он пишет в стиле декоративного плоскостного фовизма ("Высшее общество в цилиндрах", 1908; "Дети", 1908) — вспоминается Матисс и Дюфо.
Позже увлечение материальностью и густыми переливами цвета в духе Сезанна — крестьянская серия Малевича: упрощенные геометризированные фигуры ("Жница", 1912; "Крестьянка с ведром", 1912–1913, "Жнец на красном фоне", 1912–1913). Но от натурализма художник уходит все дальше; вместе с русским авангардом "Бубнового валета" и "Ослиным хвостом" (Ларионова) он пробирается по ступеням кубофутуризма ("Точильщик", 1912–1913) и сюрреализма ("Портрет И. В. Клюна", 1913).
Наконец, после "Жизни в большой гостинице" (1913–1914) и "Авиатора" (1914) Малевич идет по пути разрушения и разложения предметов на фрагменты. В "Композиции с Джокондой" (1914), модель Леонардо перечеркнута красными крестами …Постановка спектакля "Победа над Солнцем" (совместно с Кручёных, Хлебниковым и Матюшиным) приводит к эффекту противопоставления черного пятна — Солнцу. Путь к черному квадрату обозначен вполне четко: так осуществляется переход к супрематизму и поиску беспредметности в искусстве, который оборачивается открытием за-предметности самих квадратов — за-зеркалья бытия, небытийной, нулевой основы мира.
Но супрематизм — только этап, глубинное раскрытие квадратных "атомов" в анатомии действительности. И вот уже Малевич постепенно переходит к сборке предметов мира из праэлементов, двигаясь через супранатурализм деревенской жизни: ("На сенокосе", 1929; "Девушки в поле", 1929–1930; "Два крестьянина на фоне полей", 1930).
Стальные материальные цилиндры и перевернутые ведра срезанных конусов составляют фигуры яйцеголовых тружеников деревни. Но и это только этап возвращения Малевича к реалистической красоте природы ("Цветущие яблони", 1920‑е гг.) и психологической тонкости человеческой личности ("Ударник", 1932; "Автопортрет", 1933; "Девушка с красным древком", 1932–1933 и др). К концу своей жизни (1935 г.) он успел воссоздать красочное многообразие предметной действительности, закручивая пространство в узлы фигур. Под кистью художника, познавшего геометрическую суть квадратно-нулевого мира, черные первоэлементы высвобождают все цвета бытия.

Литература
1. Майкапар М. Казимир Северинович Малевич. — М.: Изд. Дом "Комсомольская правда", 2011.
2. Малевич К. Черный квадрат. — СПб., Изд. Дом "Азбука — классика", 2008.
3. Солодухо Н. М. Философия небытия. — Казань: Изд-во КГТУ-КАИ, 2002.
РеализмИмпрессионизм



Яндекс.Метрика