Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 37 (88), 2013 г.



Юлиан Фрумкин-Рыбаков
В горячем воздухе

 

Шлиссельбург, 6 апреля

Мелкая волна хлопает по ледяному припою.
У Невы множество ладошек. Стоишь и
Слушаешь детский лепет воды,
Щуришься на солнце, дышишь воз-Духом Ладоги.
Ладога искрится сахарными головами торосов,
Соседствующих с голубой водой. Апрель.
Настырные рыбаки у кромки припая
Ладят во льду, аки в сыре, дырки. Опускают мормышки
И ждут поклевки. Пошла корюшка. Время
Пришло в движение. Прошедший накануне снегопад,
Растаявший под апрельским солнцем,
Превратил шоссе в реку.
Машины, как катера в кильватере, идут в фонтанах брызг.
Вода радостным потоком, блестя на солнце,
Устремляется в любые
Впадинки и ямки, и стоит в низинах морем разливанным.
Встречный КАМАЗ окатывает мой Логан, накрывая его
                                                                              с крышей.
В лобовое стекло бет шквал воды. На мгновенье
Я слепну, но французские дворники
Смахивают с лобового стекла родное Се ля ви.
Весна. А настоящий ладожский лед
Пойдет по Неве только в конце мая,
Когда зацветет черемуха.



Ъ

Нет, мир совсем не равен Вещи.
Пусть "вещь в себе" таит предназначенье
Свое и патину веков, и перегной слоев культурных.
Мир равен Слову. Ибо Слово — До вещи,
До времен, До знаков, До ноты "До",
С которой начинают хрестоматийно
Гармонику гармонии и завершают ею…
Вы, Моцарт, — Бог. Бог флейты, скрипки,
Лада и легкости. Беспечная музыка
Несет в себе не явленное слово,
Его потенцию, проекцию на душу.
Но только Слово, в первородном смысле,
Несет в себе всю полноту времен,
Насыщенных: деяньями и страхом,
Насыщенных: Любовью к Жизни, к Смерти,
Лишь Слово — будущего кокон.
Из Слова вылетает вещность мира.
Протуберанец Духа, это Слово,
Есть ветер солнечный,
Есть ветер Слова, который выбивает
С поверхности сознанья искры Божьи
Рассказывает нам о С‑мысле Мира…
Со-Знание, — сопричастность Слову.

Деепричастный оборот времен
Не отделен от Бога запятыми…



О ВРЕМЕНИ

Валерию Мишину

Утром наручник левого времени
Защелкнулся на левом запястье.
Кто там шагает правой? — Левой! Левой!
Маяковский пошел налево к Брикам.
Думал — к Осе, оказалось — к Лиле.
Моя жена спит слева, ходит слева,
Смотрит налево, думает налево.
Правда, я знаю одну очаровательную женщину, Ирину,
Она носит наручник времени на правом запястье,
Но у нее и сердце справа.
Я и сам хожу налево. Левое время правее правого.
Мы долго ели левые продукты,
Думали левые мысли, но движение у нас правостороннее.
Последовательнее всех англичане.
Они смотрят налево, думают налево,
И движение у них левостороннее,
Но они консерваторы.
Однажды мой самый левый (сердечный) друг,
Костя Петухов, когда мы пошли налево,
По проспекту Ленина, сказал:
— Сердце в груди "Тик, так…, а если не так?"
Самые умные — евреи. Они пишут справа налево.
Так же думают и так же живут.
По-моему, — от конца к началу…



Ъ

Сегодня первый день христианской Пасхи.
Подсохли лужи, и поголубело
Дотоле небо серое. Сегодня
В земле Израильской народился праздник.
Пост кончился. Великая Суббота
Спешит, спешит как вестник воскрешенья
По тесным улочкам Иерусалима.
На "Вила Розе", на горе Масличной,
В долине пересохшего Кедрона,
У Храма люди видели ее.
Мальчишки отбивают
Гудящий ритм пастушьего стиха.
В оливах ветер обретает голос,
И птицы в розницу разносят вести
Гортанные, как древняя земля,
Высокие, как небо голубое.
И Гефсиманский сад внимает вести,
И прутики олив дрожат от вести,
И солнца луч на маковках собора,
Как зайчик солнечный, дрожит от нетерпенья…
Твердыни рассыпаются в песок,
Чтоб стать землей для семечка надежды…
А Весть летит, что смерти больше нет…



новый век

как стало тяжело на мир смотреть
глаза б закрыть, чтоб ничего не видеть
под веками покой разлит
и только шорох крови, шорох света
несут меня в безмерности пространства
я прилепляюсь к времени и к мысли,
что открываю сопредельность —
столпотворение юное миров
закручивая личную пружину
рожденийсмерти
жизнь во мне спешит
и проявляет негатив со-знания…
покой под веками, а под веками
обломки, хлам и прах, и перегной
культур, религий, верований, судеб…
прошли народы по лицу земли
и канули…
останками опавших языков шурша,
как листьями, бредем в глухую осень
проходит все, и мы пройдем…
но жизнь, как линза свет, сжимает время,
и время делается зримым
е‑мое…
жизнь — ужас времени, его сосредоточье…



ларнака

            здесь чаек нет… как странно там, в россии,
полным-полно крикливых чаек,
а здесь, на море средиземном, их нет.
            здесь против ветра не взлетает чайка
и не ложатся на поток горячий.
здесь воздух пуст как выпитая банка,
и только ветер в дырочку свистит.
            здесь взор блуждает без опоры.
не то что чайки — крохотной соринки
нет в воздухе, что глазу тяжело.
            по пляжу бродят пожилые люди:
французы, англичане, немцы, шведы.
а чаек нет, и нету их следов
на глянцевом, на солнечном песке.
            и только ветер мне напоминает
иные берега, далекий крым,
где шведов нет, но чайки на крыло
ложатся, опору находя в горячем воздухе,
            в потоке, который их выбрасывает ввысь…



Одно стиш и я…

Ъ

По небу полуночи боинг летел



Ъ

Земляника губ твоих благоуханна



Ъ

Нет, я не сторож сердцу твоему



Ъ

Жизнь вкрутую, или всмятку?



Ъ

О, да! Ода.



Ъ

Стихия = Стих и я.



Ъ

Гинекологическое древо Дон Жуана.



Ъ

Pi-жонка (жена математика)



Ъ

Прикрывайте стыд и срам
Стрингами из эпиграмм…



Ъ

У Бога место эрогенное —
Галактика и вся Вселенная…



Ъ

21 век — Очко!



Ъ

О чем писать? Да все равно о чем.
Чтоб ни писал — получится о жизни.



Ъ

Человек, он — Альтер Эго.
Алфавит, он — интроверт.



Ъ

С изнанки воздуха — сплошные узелки.



Ъ

На грани двух миров и сред —
Квант Духа переходит в Свет…



Яндекс.Метрика