Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 42 (93), 2013 г.



Инесса Ильина
Над книгой жизни
 
 

*   *   *

 

Испей до дна — и «аз воздастся».
Раздай по нитке — и найдешь.
Устанет с правдой состязаться
Легенда про святую ложь.

Сгустилась тьма перед рассветом.
Смятенье. Страх. Собачий лай.
Конец времен по всем приметам.
Раздоры среди птичьих стай.

В преддверье тайны откровенья,
В реальность воплотятся сны.
Не все дождутся пробужденья
На берегах иной страны.

Земля вращается быстрее.
Висит над городами смог.
И сон полуденный страшнее
Семи нехоженых дорог.

Что делать тем, кто остается?
Молиться? Плакать? Бунтовать?
Или «упасть на дно колодца»?!
Седьмая сорвана печать…

Над книгой Жизни — ужаснуться:
Там нет начала новых глав.
Остановиться. Оглянуться.
Отшельничества возжелав.



*   *   *

 

Мы платим дорого за счастье.
На день, на час или навек.
Увы, обрушатся напасти,
И гибнет слабый человек.

Жизнь повторяется в спирали,
По-новому, а суть одна:
Не плачь, когда тебя не ждали.
И помни: дальше — тишина.

Прими, и труд, и униженье,
Ради заветного витка,
Рискуй до головокруженья,
Или до смертного хлопка.

Умей достойно отстраняться.
С улыбкою удар держать.
И ничему не удивляться.
И нищих духом уважать.



*   *   *

 

Я для тебя — разменная монета.
И это тоже повод для стихов.
Слаб человек в плену земных оков.
Что наша жизнь? Сон — от зимы до лета.

Есть Высший Суд. Он много, много выше!
И предыстория у всех своя.
И мы, в миру — песчинки бытия.
И, кажется, что Небо нас не слышит.

Земные блага — старая ловушка.
Земные связи — следствие причин.
Бессменно правит бал Судьба-кукушка.
Надменна Вечность. Человек — один.



*   *   *

 

В зверинце Зодиака
На  страже добрых дел,
Священная Собака
Хранит Земной Предел.

В Тунисском зоопарке
Собачка Чи-хуа,
Под ярким солнцем жарким
Сидит, едва жива.

Так вот она какая,
Ирония Судеб —
Быть изгнанным из Рая
С небес, в земной вертеп!



Друзья

 

Кто придумал такое и где,
Что друзья познаются в беде?
И по первому зову придут,
И невзгоды рукой разведут?

Оборотная в том сторона,
Что не всякая дружба верна.
Если хочешь проверить друзей,
Поделись-ка удачей своей!

Раздели с ними радость побед.
Пригласи их к себе на обед.
Пусть отпразднуют радость твою,
Принимая ее, как свою.

Приготовься к любым чудесам.
И обиду замкни на замок.
Дай свободно часам и весам
Устояться в назначенный срок.

Наблюдай, словно зритель в кино.
Изучай, словно школьник урок,
Цепь друзей — где слабее звено?
Если друг, невзначай, «занемог»,

Заболел, позабыл, опоздал,
На работу помчал, на вокзал,
Сгинул в пробке, попал на Луну,
Отлучился в другую страну…

Наплевал, посмеялся, устал,
Обещанья напрасно давал,
Позавидовал, сделал на зло…
Но тебе все равно повезло!

Повезло не обжечься враньем,
Не заклеванным быть вороньем,
Не измазанным в лести и лжи,
Обнажая свои рубежи…

Верный друг приглашенья не ждет,
Только, если умрет, не придет.
Дружбы истинной скрытый алмаз
Не горит  для завистливых глаз.



Музыка

 

Вдоль аллеи Театральной,
Мимо станции Динамо,
Путь не близкий и не дальний
По дорожке, мимо храма.

Теплый вечер. Шум проспекта.
Столь привычная картина.
Зазвучали рядом где-то
Чудо-звуки клавесина.

И в короткое мгновенье
Площадь в сцену превратилась.
И на лицах вдохновенье
Тихим светом отразилось.

Как изящные гондолы,
Две стояли органолы,
Словно черные рояли
В дорогом концертном зале.

Лица с ангельскими схожи,
Руки-птицы ввысь взлетали,
И случайные прохожие
На месте застывали!

Вдоль аллеи Театральной,
Мимо станции Динамо,
В чарах музыки астральной
Шли мы рядом — я и мама.



*   *   *

 

Твой тунисский загар
Мне напомнил о странствиях дальних.
И в груди защемило
Знакомое чувство дорог…

И осенний угар
От задымленных трасс магистральных,
Словно дым от кадила,
У входа в прекрасный чертог.

Я стоял у порога,
Смущенный, счастливый, незваный,
И усталого Бога
Смиренно о чуде просил:

— Унеси меня, Боже,
Хотя бы на день, к океану,
Но вернуться домой
У меня, чтобы не было сил!



*   *   *

 

В исполнении мечты
Есть опасность пустоты.
И усмешкою Джоконды
Искажаются черты.

Мне вчерашнее вино
В утешение дано.
Дождь выстукивает рондо
По старинному панно.

От себя не упорхнуть,
Будь ты птицей перелетной,
Иль с сумою переметной
Продолжать бесцельный путь.



*   *   *

 

Где этот край,
Который — рай?
И вечный день?
И вечный май?

Где этот дом,
Который мой,
Желанный
Летом и зимой…

Где безопасно и светло,
И Бог хранит, врагам назло.



*   *   *

 

И на празднестве чужом
Одиночество — во благо.
Затрепещет белым флагом
Парус в море голубом.

Потаенные мечты,
Словно малые дельфины,
Подставляют ветру спины,
Не боятся высоты.
Да обрящем мы покой,
Заблудившись в дальних странах,
Посыпая солью раны,
Не найдя пути домой.



*   *   *

 

Куст шиповника, старый орешник,
Да дремучий сосновый бор.
Здесь, в Максатихе, все по-прежнему —
То болота, то косогор…

Спят стрекозы в оврагах бузинных,
Воздух пряный дурманить рад,
Манит запахом ягод малинных
Неприступный крапивный ряд.

Старый дом с залатанной крышей,
А над крышею — Млечный Путь.
Я совсем не на долго вышел,
Я приеду… Когда-нибудь…



Аномалия

 

Аномалия погоды.
Аномалия добра.
По посевам наши всходы.
Бденья с ночи до утра.

Аномалия свободы.
Наступил злосчастный век.
Нелюдь водит хороводы.
Беззащитен человек.

Мир непознан. Срок подходит.
И не выучен урок.
А Судьба опять заводит
Детством пущенный волчок.



*   *   *

 

Просыпается время холодных ночей.
И скитается месяц по небу — ничей.
Пробирается кошка по крыше — ничья.
Собираются мыши кормиться в поля.

На заброшенных дачах рябины горят.
На реке под корягами щуки не спят.
Осыпаются яблоки с веток в траву.
И сороки лихую разносят молву:

Мол, совсем пожелтели-пожухли кусты,
И давно облетели лесные цветы,
А туманы ползут с опустевших полей
И в заморские страны зовут журавлей.



Яндекс.Метрика