Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 43 (94), 2013 г.



Константин Кедров
Новые стихи

 
 
Рожденье поэта

Неведомо зачем нас Бог творит
Зачем врата в Бессмертье отворяет
О чем "звезда с звездою говорит"
И что уста поэта повторяют

Поэт рожден природе вопреки
При родах что-нибудь да происходит
Вот тихий Рыбинск город у реки
Но и его воздушный асс находит

Одна из бомб нацелена в роддом
Взорвавшись меж собором и роддомом
Асс улетел на свой аэродром
А я родился оглашая ором

Тишайший Рыбинск где кругом сады
Сиреневые и наличники резные
И колокольня прямо из воды
Растет и к небу тянется доныне

Хоть не хотел я пищу принимать
Сомкнув уста но Волга их разверзла
Бульон стерляжий с именем Христа
Я как Причастье принял — смерть исчезла

О как я благодарен ноябрю
Что выронил меня в глухую бездну
Отверстыми устами говорю
И буду говорить когда исчезну

9 сентября 2012



*   *   *

Завтра мы встретим друг друга
В Райском саду за окном
Выйдем из Райского круга
В Райские кущи вдвоем

Завтра мы будем Богами
Боги они так легки
Боги окажутся нами
Нам быть Богами с руки

Соприкоснувшись друг другом
Мы улетим сквозь года
Выйдя из Райского круга
В Рай где мы будем всегда

Выйдем из Райского круга
Если опять захотим
Мы улетели друг в друга
И мы друг в друга летим



Cветоворот

От Солнца отделяется Земля
А от Земли рождается Луна
Весь этот СОЛНЦЕЗЕМЛЕЛУННЫЙ оборот
Меня пленит и за душу берет



*   *   *

Откуда кто плывет в какую даль
Не ведают матросы капитаны
Из Никогда плывем мы в Никуда
Титаники киты полутитаны

Я вижу даль плывущих кораблей
Весь горизонт наполнен кораблями
От кораблей в глазах моих темней
Уже весь мир заполнился тенями

Тень уплывает в тень и море тень
И небо тень и солнце теневое
Отбрасывает свет и темный день
Давно укрыл от света все живое



Ошибка Дали

Сальватор Дали говорил
Что зеленый цвет это смерть
Он лазурь любил и берилл
Но лазурь холодна — заметь

А зеленый цвет это жизнь
Напоенная влагой земли
Это жизнь эта жизнь эта жизнь
Нет не прав Сальватор Дали

Левитан оказался прав
Вечной зеленью смерть поправ



Вот в церковь пришел Станиславский

Вот в церковь пришел Станиславский
Открылась Небесная Дверь
— Не верю — кричит Станиславский
А Бог отвечает: "Не верь"

Вот Бог из невидимой ложи
Увидел его Трех сестер
И тихо воскликнул: "О Боже"
И слезы со щек своих стер

— Не верю — кричит Станиславский
— Кто в жизни так плачет еще —
А Бог улыбнулся и ласково
Его потрепал за плечо



*   *   *

Нет не смиряюсь я с потерей милых
Душа опять все двери отворяет
Я сердцу доверять уже не в силах
А сердце мне как прежде доверяет



*   *   *

Мы  будем вместе после раставанья
Сейчас мы врозь но скоро будем
                                                      вместе
Но раставанье это расстоянье
А сердце сердце вечно не на месте

Гениальный поэт слишком ярок
Ученик мой уходит уходит
Вдруг внезапно-последний уход
Наша дружба была на исходе
Навсегда затянулся исход

Гениальный поэт слишком ярок
Замыкало у многих мозги
Он оставил вселенский подарок
Метатексты и метастихи

Книжный червь прицепил к реализму
К черту коему тут реализм
Преломил сквозь эн-мерную призму
 весь наш мир превратил в мегамир

Леша Парщиков Парщиков Леша
Эх вернуться бы в 75-й
Все стихи гениальны до дрожи
Мы в эн-мерном распятье распяты

Ученик мой уходит уходит
Вдруг внезапно-последний уход
Наша дружба была на исходе
Навсегда затянулся исход
Палиндронавтика



а ни деструкция яиц кур седина

лег ЕГЕ Гегель
хи Шелинг гни леших
ого Бубер реб у Бога
а зон и пса Спиноза
Ешь циник Нитцше
на кол Локан
Лиотар а то ил
меч чюма Камю чем
он род Адорно
Сартр трас
ад и бред Дерида
рей Айер
Юнг ню
вес о Лосев
а гор Родоп Подорога
Дугин иг уд



*   *   *

Увядших роз печальны лепестки
Я начинаю с будущей строки
Ах в будущем тех строк еще не мало
И сад цветет хоть роза в нем увяла



*   *   *

Искусство затерялось в пустоте
А пустота не хуже воровства
Спасибо вам за миф о красоте
Наместнице небесного вдовства

Смотри как мы скользим с тобой с горы
На санках я прижал тебя к груди
Я знаю та гора была Парнас
Но санки ускользнули из-под нас

Итак мы вместе жизнь давно прошла
На небе не осталось никого
Луна взошла зачем она взошла
Взошла и все-все значит ничего

Я уезжаю в детство там тепло
И холодно когда коснулся дна
Но помню как ладошкою в стекло
Уперся но не выпал из окна



Стиходождь

Все стихи мои не менее
Чем природные явления
Дождь гроза стихи поэмы
Глухи без меня и немы

Напишу — гремит гроза
Дождь шумит в глазах слеза
Все явления природы
Для стихов моих пригодны

Был когда-то мезозой
Бог стихи писал грозой
Ныне стиль Его иной
Пишет мной и тишиной

Стиходождь в окне шумит
Что-то сладкое щемит
Грянул гром не грянул гром
Стихоаэродром стихоаэродрем



Водалед

Мы расстались давно ненавидя друг друга
Как со льдом расстается вода
Никогда нам не выйти из этого круга
Водалед или Ледвода



*   *   *

Где-то там внутри меня
Возле Козерога
Как вам братцы без меня
Так и мне без Бога



*   *   *

Дай мне понять
Понять мне только дай
Но не рыдай
Со мной ты не рыдай
О будущем бессмысленно рыдать
Нет не рыдай
А просто дай понять



*   *   *

Скажу географию изменя
И изнемогая от страсти
Река Кама-сутра впадает в меня
Как Волга впадает в Каспий



*   *   *

Я заблудился возле Ля Скала
в собор Миланский мы вошли
Меня нашли там где не искали
Меня искали но не нашли



*   *   *

Перешагнуть этой жизни границу
Всегда так рано всегда так поздно
Перелестни если сможешь страницу
Но не читай — это слишком серьезно

 

Орфей Ор фей

Все во мне перевернулось —
К Эвридике повернулось
Сенкью! Хао ду ю ду!
Я опять — Орфей в аду



*   *   *

Я любил тебя всегда и прежде
На всю жизнь —
Но жизнь так далека
У меня последняя надежда
На твои нагие облака
Где-то мир — со мною чем-то связан
Но ему я мало чем обязан



Основные законы

Основной закон капитализма
Жить спокойно до социализма

Основной закон социализма
Жить спокойно до капитализма



Я не жил здесь ни дня ни часа

Скажу вам честно и пристрастно
Я откровенен как всегда
Я не жил здесь ни дня ни часа
Я лишь заглядывал сюда

Мне мир всегда был только пыткой
Будь то успех иль неуспех
Но сдерживало любопытство
не самый страшный в мире грех

Когда я вспоминаю детство
Что сделали с моим отцом
Скажу — возможно людоедство
Но с человеческим лицом

Витийство как самоубийство
А я всю жизнь витийствую
Одна есть истина витийство
Пишу — самоубийствую



20-й век еще не начинался

20-й век еще не начался
Россия топчется в его начале
Еще и футуристы не звучали
И не было Ивана Ильича

Убиты все кто жил в 20-м веке
Убиты все или почти что все
Кто правду говорил о человеке
А те, кто лгали — те во всей красе:

Генералиссимусы и генсеки
Творцы гражданских войн и мировых
Вcе эти людонедочеловеки
Как Ленин и теперь живее всех живых

У Мейерхольда и у Мандельштама
                                               и у Цветаевой
В России нет могил
Условные могилы — не могилы
И Хлебников не умер и не жил

Малевич тоже погребен условно
Расстрелян Витебск — улетел Шагал
Ушли и те кто их беспрекословно
Расстреливал сажал и убивал

Не начинайся чертов век 20-й
С Гражданскою его и Мировой
Лев Николаевич! По-прежнему печатай
Про ненасилие —  будь всегда живой



Венок Вены

Я далек от власти и наживы
Мне на все наживы наплевать
Виртуальный это просто лживый
Вот о чем не надо забывать

Назидательность? Нет просто откровенность
Откровенность, но от слова кровь
Кровь открыл от крыл стал внешневенным
Внешневенен Штраус как любовь

Внутри Вены я бродил как страус
По аллеям возле Сан-Сусси
Оперенье черное как траур
Вечный траур по своей Руси

И еще конечно рядом Моцарт
С Моцартом ходить бродить устало
Ах amorte morte morte morte
Не дожить живым до пьедестала



Луна и Кант

Кант и Луна идут навстречу друг другу
Кант и Луна стремятся друг к другу как Север
                                                                  к Югу
Кант и Луна неразрывны как пенье бельканто
Земля Луны это небо млечного Канта

Кант и Луна — неизбежно это сближенье
Кант и Луна отражаются в отраженьи
Кант и Луна и Сириус вместе с ними
Кант и Луна — место встречи всегда над ними



Формула Бога

Квадратный корень из нуля



*   *   *

Говорили говорили —
Бог — Любовь
Ныне нефтью заменили
Кровь



*   *   *

Бог
разговаривает
с нами
снами



Вознесение

Реки покинув русла
Вырвались на свободу
С неимоверной грустью
Вышел Христос к народу

Вновь от избытка чувства
Толпы остолбенели
Реки покинув русла
В венах Христа звенели

Вот уже он растаял
Не покидая облика
Долго облик Христа
Грустно хранило облако



Казантипская тетрадь

 
 
Прибой в Казатиппе

Отсюда в мир приходит тишина
Которую выбрасывают волны
Где вечность вечностью предрешена
И есть на все твоя святая воля
И не моя моя моя вина
Когда на берег набежит волна
Но чувствую себя самим собой
Вот почему мне нравится прибой
Откуда ты уверенность берешься
Что ты уйдешь волной — волной вернешься



*   *   *

Все что возникло
исчезнет
все что исчезло
возникнет
Вовсе не мертвая
Бездна
Бездна когда нибудь
крикнет



Планеты

Летит алмазная планета
Летит стеклянная планета
Летит планета из рафинада
Не то из Рая не то из ада

Летит галактика из спирта
Летит галактика из флирта
Переливаясь мужским и женским
Летит подрагивая в блаженстве

Летит Земля из всего на свете
И мы ее нелепые дети
Летим к планете из шоколада
Других планет никому не надо



*   *   *

Если солнца нет то отогрется
Можно на груди среди бессонницы
Если солнца нет то светит сердце
И пульсирует за горизонтом солнце

Навсегда исчезнет этот социум
Но останется в моем оконце
Сердцесолнце или Солнцесердце
Солнцесердце или Сердцесолнце



Веер

Наш мир нечетко обозначен
В нем есть пунктиры и пробелы
Я кое-что переиначил
Перераспределил пределы
Не беспредел но беспредельно
Мир распахнулся словно веер
Здесь каждая звезда отдельно
А там весь космос не отделен

Поигрывая сам собою
Как веером в руке дрожащей
Над бездной мира голубою
Я подлинный я настоящий



Первый концерт Рахманинова

Ах Рахманинов —
Музыка звука
В каждой ноте рыданье
Каждая нота я

Нет никогда я не буду
Нет никогда
Я я
Никогда
Я я я
Никогда
Да да да да
Никогда



Тесно

Всем известно —
Самолетам в небе тесно

Повсеместно
Всем на свете тесно

Тесно кашалотам в океане
Тесно всем Титаникам в тумане

В измереньях нами не открытых
Мечутся частицы на орбитах

Тесно им они собою полны
Потому они частицы-волны

Всем известно
Миру в мире тесно

Если честно
Человеку тесно



Истомина циркуль-штопор

Не выходя за пределы круга
Можно с легкостью выйти из круга
Уходящая в штопор Истомина
откупоривают собой весь мир

Раз вращаясь
Два вращаясь
Развращаясь

Как циркуль пляшущий на одной ножке
В нездешнем фуэте
Она совершает оборот вокруг сладчайшего центра
И прощай Истомина
Здравствуй Вечность



*   *   *

Все у нас мировое
Все берет за живое:
Мировая война
Мировая жена
И пока я живой
Я поэт мировой



Шекспир и Гилилов
Басня

Мы видим все чего не видели другие
Ведь мы ребята ого-го лихие
Что нам Шекспир что юмор что сатира
Ведь всем известно — не было Шекспира

Шекспир он что всего лишь делал гранты
А пьесы за него писали графы
А что касается Ромео энд Джульетты
То тут не обошлось без Иелизаветы

Всю эту гиль
сам сочинил Гилилов
Гилилов был
А он не из дебилов

Шекспир не сам зато Гилилов сам
Для нас невежд все это написал



Моим закрывальщикам

Ну чего они от меня хотят
Чтобы я перестал говорить что думаю
Утопил свою мысль как живых котят
Как еще искорежить судьбу мою

Только мысли давно уже без меня
Разбрелись кто пО небу а кто пО миру
Ночь бывает намного светлее дня
Забывайте по суху аки по морю

Понимаю устали со мною мучится
Закрывать полвека устав от критики
Закрывайте! Но вряд ли уже получится
Все закрытия ваши уже Открытия



Яндекс.Метрика