Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 47 (98), 2013 г.



Татьяна Кузнецова (Белянчикова)
Колесо обозрения
(стихи из новой книги)

 

ПОЛОВИНКУ СЕРДЦА СЪЕЛА МЫШЬ

Об ушедших — вполголоса,
о прошедших — скорбя.
Я отрезала волосы
и забыла тебя.
Я тебя безответственно
на задворки снесла,
так легко и естественно,
как когда-то жила.
День сочился по капельке,
солнце жарило в глаз.
До свидания, маленький,
надоел этот фарс.
Паутинка — что кружево,
а ловушка пуста.
Я вокруг обнаружила
и цветы, и цвета.
Посмеюсь я над Хроносом,
не поверю молве.
Я отрезала волосы,
и легко голове.
Раскрываются клапаны
передавленных чувств.
Я так долго не плакала,
я теперь научусь…



* * *

Давай ко мне ты подойдешь,
а я немедленно растаю?
Я буду сказочно простая,
как новый день, как наша ложь.
Давай обнимешь ты меня —
а вдруг окажется приятно? —
и станет речь твоя невнятной,
и опадет твоя броня.
Мы позабудем, как дышать
и как серьезничать над бездной,
я буду кроткой и полезной,
и ты не станешь возражать.
А в воскресенье я уйду,
уйду сама, так будет нужно,
в мир полосатый и замужний,
где не разбиться на лету,
где сны слагаются в года,
где птицы ходят к водопою,
где пьют кефир — и окна моют,
чтоб видеть звезды иногда,
чтоб иногда поставить грош
на кон приятных испытаний…
О, ты ответил на признанье! —
так, может, завтра подойдешь?



* * *

Ты знаешь, отпускаю. Ради Бога.
Хоть за окошком не видать ни зги.
К утру дойдешь до нового порога.
Не торопись. Себя побереги.
Я вещи собрала тебе в дорогу.
Устали. Не друзья и не враги.
А женского во мне не так уж много,
ну, разве что — куриные мозги.



* * *

Боль в боку и колени разбиты.
Засучила зима рукава.
Может, вспомнишь — зачем-то звала
и искала непрочной защиты.
Знаешь, в куче ненужных вещей
попадаются те, что бесценны.
Запиши меня в список врачей,
в склифосовские и авиценны.
Не цеди мне по капле беду,
можно сразу — больнее и горше.
Я тебя до звонка подожду,
а захочешь — могу и подольше.
Я груба и, возможно, слаба,
я неверной породы и масти,
но вдыхаю несмелого счастья —
пусть подольше смеется судьба!



* * *

Хоть пару слов, хоть фразу пошлую —
мне все свеча и все отрада.
Мне снятся мальчики из прошлого,
но ничего от них не надо.
Какая, к черту, тут романтика —
как алый бант на старой сводне.
Конфеток мало, больше фантиков
в твоем подарке новогоднем.
Кружиться — петухом на вертеле,
мешать бессонницу с забавой…

Я лишь вчера его заметила,
твой детский шрам над бровью правой.



* * *

Сегодня ночью ты пригнал меня сюда.
Зачем, погонщик? Я могла б поесть и дома.
Здесь не богемно, но полным-полно знакомых,
и про любовь орет несвежая звезда.
А ты опять меняешь золото на медь,
а я опять понять пытаюсь: кто ты? что ты?
А музыкант никак попасть не может в ноты.
Ох, как же мерзко, если некого хотеть!



* * *

Я зависла между летом и тобою.
Я такая, я сдаюсь теперь без боя.
Так привычней — и, конечно же, приятней.
Ты, возможно, будешь мой — а, впрочем,
                                                           вряд ли.
Между летом и тобою места хватит,
и давай забудешь ты, что я некстати,
и давай мы напугаем эту осень
и от холода осеннего откосим.
Я заплачу, ты подвинешься поближе,
мы окажемся с тобой под общей крышей,
а потом она уедет в одночасье,
и получится с тобой немножко счастья…



* * *

Я тобой очарована,
ты, естественно, в курсе.
Знаю, вместе фигово нам,
да не рубится узел.
Вроде связано бантиком,
так, как торты пакуют,
вроде просто — а нате-ка,
разрубить ни в какую
это нежное, сладкое,
так, что жалко и бросить.
Вот и медлим — с отгадками
на простые вопросы,
вот и тянем безжалостно
предосенние вальсы.
Оставайся, пожалуйста.
Ничего. Оставайся.



* * *

Дождь стучит, как дурак по клавишам.
Лето выдалось очень куцым.
Что-то колет. Бывает, знаешь ли.
Да пройдет оно. Не дождутся.
Да. Спасибо. Я очень рада.
Бог с тобою. Совсем не надо.
Оставаться друзьями? Запросто.
В этом деле я суперпрофи.
Очень больно в районе августа.
Нет, сегодня — давай без кофе.



* * *

Золотые очки
и модные ботинки —
дорогой эстет
в недешевой толпе.
Мне стали нравиться
мужчины
в районе полтинника.
Интересно, что скажет
психотерапевт?
Одноклассницы
заказывают
вторую молодость,
они пользуют мини
и молоденьких мальчиков,
а я ведусь
на ум, и на голос,
и на движения
вкрадчивые.
А мне бы такого
под хорошую водку,
а после — кровать, как батут,
а мне бы забыть
твою ломаную походку.

…А впрочем,
мальчики тоже сойдут.



* * *

Ты играл, как всегда, на публику.
Ты ушел легко, невзначай
и оставил мне кубик Рубика
и еще вот это: прощай!
Мне с прощаем бояться нечего.
Я кормлю его трижды в день.
Он жиреет с утра до вечера,
словно птица к сковороде.
Я, прощая, жалею, бедного,
мне любить его не дано,

и в ответ он серьезно предан мне:
что домой со мной, что в кино.
Я ломаю изобретение
от венгерского чувака,
а прощай восседает тенью — и
не готов уходить пока.
За окном теперь тягомотина,
то снега идут, то дожди.
Приходи, мы с прощаем ждем тебя.
Ну пожалуйста, приходи.



* * *

…А он смотрит
притворно-серьезно
и думает
подсыпать мне зелья,
а я вижу его
эдаким монстром,
повернутым
градусов на девяносто,
засушенным
для будущего музея…
(дал же отношения,
Боже,
и зачем ты такое
выдумал:
никак не решу —
то ль вцепиться
в рожу,
то ль предложить
разделить ложе
этому вот
индивидууму?)
— вот так и сидим
рука об руку,
толкуем
о музыке, кажется,
а может, о стихах —
да что толку! —
я ж все равно
на грани обморока.

…Ну, Господи,
ты и развлекаешься…



* * *

Недоедена порция
недопонятых слов.
Отключаю эмоции.
отключаю. Свич-офф.
За стеною безветренно.
Стынет дырка в душе.
Мне любовь безответная
надоела уже.
Сколько было наверчено!
Ничего, отболит.
Отключается перечень
запоздалых обид.
Нет юродивых песенок —
отдала январю.
К черту манну небесную,
лучше кашу сварю.
Все о’кей, все по правилам,
все теперь хорошо.

Нет, свечу я оставила,
чтоб меня ты нашел.



Яндекс.Метрика