Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 13 (114), 2014 г.



Александр Карпенко
Завещание Фредди Меркьюри
 
БИЛИНГВА. «РАСКАДРОВКА» СМЫСЛА ЗНАМЕНИТОЙ ПЕСНИ

 

В различных вокальных телеконкурсах последних лет любимым лакомством для гурманов хорошего вокала стала песня Фредди Меркьюри «The Show must go on». Однако даже певцы с вокалом огромного диапазона, на мой взгляд, с песней не справляются. Почему такое происходит? Дело вовсе не в харизме лидера группы «Queen» и отсутствии таковой у прочих исполнителей. Все дело в том, что вся наша жизнь — это «тюрьма наоборот». Кто-то «приговорен» к долгой жизни, кто-то наоборот, к очень короткой. Фредди записал эту песню, уже будучи тяжело больным, «приговоренным» к очень недолгой жизни. И это — очень важный «довесок» к его блестящему вокалу.
Здесь мы сталкиваемся с тем, что я бы обозначил как «Театр Брайана Мэя». Гитарист группы «Queen» Брайан Мэй написал эту песню так, как должен чувствовать мир безнадежно больной человек. И фактически отказался от своего авторства, дав Фредди Меркьюри исполнить песню-завещание. Группа «Queen» продемонстрировала «корпоративный патриотизм». Неважно, кто автор. Автор — вся группа! Я не знаю другой современной песни, где бы музыка так тесно соседствовала с великой философией. Может быть, именно поэтому песня «The Show must go on» и сейчас воспринимается слушателями как одна из лучших композиций конца ХХ века. И, конечно, человеческий поступок Брайана Мэя достоин восхищения.

 

Empty spaces… What are we living for?
Abandoned places — I guess we know the score.

 

Как ни странно, первые слова этой замечательной песни отсылают нас… к одноименной композиции группы «Pink Floyd». Пустые пространства, ненаселенный космос, одиночество человеческой души в мегаполисе. Покинутые места… Я догадываюсь, что мы знаем счет. Действительно, эти обрывистые фразы загадочны и чем-то напоминают куски мозаики. Возможно, именно из таких фрагментов и пытались построить свою «Стену» авторы и солисты «Pink Floyd». Но «Queen» идет дальше! «Для чего мы все живем», что мы там высматриваем в этом мире — этот вопрос сквозной темой проходит через всю композицию. Я думаю, вы уже догадались. «Какой счет?» — это вопрос не про матч «Реала» и «Барселоны». Это, пожалуй, реплика о соотношении ушедших к живым. И счет явно не в пользу живых.

 

Another hero, another mindless crime
Behind the curtain, in the pantomime.
Hold the line, does anybody want to take it anymore?

 

Фрагментарность текста делает его похожим на метаметафору, где истинным является именно тот смысл, который слышишь ты, а не кто-нибудь другой. «Во мне, а не в писаниях Монтеня находится то, что я в них вычитываю», — любил повторять Паскаль. Итак, долгое время мой разум «съедал» образ героя-преступника, сосредоточившись на «герое, спрятавшемся за портьерой». Однако, если герой и преступник — одно лицо, то это, несомненно, Гамлет, убивающий Полония, который как раз и скрывался за портьерой. Мы помним, что именно с этого бессмысленного убийства и началась череда злоключений датского принца, борца за мистическую правду. Однако вернемся к «другому герою за портьерой». Допустим, что там у нас скрывается не Полоний и даже не Клавдий, а герой из совершенно нового поколения, который придет на место старого героя, когда тот это место освободит. Но пока что новый герой — только в проекте, он вынужден прятаться, таиться, скрываться за занавеской, пока не наступит его черед выйти — из-за портьеры — на авансцену жизни.
И я думаю, что эта драма — быть поглощенным невидимыми пришельцами из последующих поколений куда трагичнее участи актера, вынужденного играть свою роль больным. Вот как об этих «empty spaces» писала великая Марина Цветаева:

 

И будет жизнь, с ее насущным хлебом,
                                                         с забывчивостью дня.
И будет все, как будто бы под небом и не было меня!

 

Вечные темы, знакомые образы… А вот «hold the line» — это уже лексика новейшей эпохи, когда появились телефоны. Это можно перевести как «не кладите трубку!». Оставайтесь на связи! Герой хочет сказать (спеть) что-то очень важное для всех и просит не разъединяться, даже если его слова покажутся, на первый взгляд, странными. В песне «The Show must go on», пожалуй, нет какого-то одного доминирующего мотива, композиция — многопланова, и это придает ей жизнеспособность во времени.



УЛЫБКА СПАСАЕТ МИР

 

Это «шекспировская» по накалу и глубине композиция, песня-симфония. Очень цепляют строки в припеве про «подтекающий» грим:

 

Inside my heart is breaking,
My make-up may be flaking,
But my smile, still, stays on!

 

Безусловно, это отсылка к шекспировской мысли о том, что весь мир — театр, и мы в нем актеры. Но «расплывающийся» грим, вторым планом, это еще и об умирающем на подмостках жизни актере. Фредди скрыл за изрядным слоем грима изменения в своем лице. Они стали практически незаметными. Гример искусно нарисовал актеру его старое, всем знакомое лицо. Однако исполнение такой «пиковой» песни, как «The Show must go on», требует от певца максимальной самоотдачи. На его лбу проступает пот, и грим потихоньку расплывается, обнажая искаженное болезнью лицо. Успеет ли Фредди допеть песню до конца, прежде чем физические усилия окончательно разрушат его грим, и он будет разоблачен? Но смерть не властна над его улыбкой, улыбке грим не нужен, улыбка Фредди спасает мир.

 

Whatever happens, I\´ll leave it all to chance.
Another heartache — another failed romance.
On and on…
Does anybody know what we are living for?

 

Песня «The Show must go on», в сущности, критикует кьеркегоровскую теорию повторения. Великий датский философ-экзистенциалист Серен Кьеркегор считал повторяемость переживаний благом для человека. Но как бороться с синдромом «дежа вю»? Что делать? Как быть дальше? Как вырваться из замкнутого круга?

 

I guess I \´m learning
I must be warmer now…
I\´ll soon be turning, round the corner now.

 

«Надо поменять свое отношение к жизни, — говорит Фредди, — надо быть теплее, человечнее. Я уже возвращаюсь к себе самому, я совсем рядом… Я выстою — один против целого мира!»



ЦВЕТНАЯ ДУША

 

My soul is painted like the wings of butterflies,
Fairy tales of yesterday, will grow but never die,
I can fly, my friends!

 

«Кто-то раскрасил мою душу сказочно пестро. Ей, душе, очень идут эти яркие одежды. Ведь душа моя — женщина. Душа может расти, но никогда не умрет. Душа — это сказка. Я могу летать, друзья мои!» Эта музыкальная фраза разбивает тяжелый рок песни. Она словно бы вынесена «за скобки» повествования. Это — жизнь после жизни. Это — цветная кульминация повествования.

 

I\´ll top the bill!
I\´ll overkill!
I have to find the will to carry on!
On with the,
On with the show!

 

Герой песни полон решимости превозмочь выпавшие на его долю испытания. Он приложит все силы, чтобы жизнь продолжалась. Ведь «шоу» для артиста — это его жизнь. Показ силы воли, демонстрация жизнеспособности. «Шоу» и «жизнь» — синонимы. Если мы сделаем все возможное и даже больше, жизнь продолжится и после жизни. Уже без нас. Мы будем тогда наблюдать за жизнью со стороны. Я не знаю ничего прекраснее этой песни. Это — памятник духа, в котором экзистенциальная философия переплетается с судьбой великого парса — Фредди Меркьюри.



Яндекс.Метрика