Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 15 (116), 2014 г.



Валентина Гончарова
Парк растений, морей и фонтанов у дворцов, в виноградниках пьяных...

Среди амфитеатра золотисто-сиреневых гор, чарующих своей дикой первозданной красотой остроконечных вершин, венчающих пиками суровые каменные скалы, способные приворожить зрячего игрою свето-тени южного солнечного дня, или тайной звездно-лунной ночи… Там, где пышный пояс вечнозеленых лесов шепчется с новью морского бриза, где неугомонные ласки волн морских целуют галечный шлейф, дабы довести его до совершенства — состояния искрящегося золотого песка… В этом дивном мире притаилось сокровище Южного берега Крыма — Ливадийский ландшафтный парк.
Парк этот — собрание мудрости наших предков, которые умели общаться с растениями и жить в гармонии с природой. Удивительное пятно света, жемчужных строений-дворцов, открытых пространств, наполненных водой, лужайками, цветовыми переходами, беседками, статуями — словно огромный Райский Луг, раскинувшийся на пространстве в более ста двадцати гектаров, среди первозданной шевелюры диких лесов, обрамляющих горы у бескрайнего морского простора… Жемчужина, созданная человеческим гением, — Ливадия. "Ливадиси" в переводе с греческого и означает — "луг", "лужайка". Начало гармонии заложено в имени.
В далеком прошлом именно здесь, среди густых лесов, светились солнцем лугового типа поляны. И греческие поселенцы, на что указывает название одного из источников — "Ай-Ян-Су", что означает "Источник Святого Иоанна", назвали эти места Ливадией. Крутые склоны горы Могаби, у подножья которой и притаились эти лужайки, нередко обрываются скалами в глубокие каньоны, или зеленые долины, плавно переходящие в великолепный галечный пляж Ливадии.
"…И скорлупа милетских тонких ваз, и позвонки каких-то пришлых рас, чей облик стерт, а имя позабыто" — это таинственный ход истории, тонко услышанный М. Волошиным. Имеет свою повесть и прекрасная Ливадия. Опустив пласт древнейших летоисчислений, вспомним греческих переселенцев с Эгейских островов… В конце XVIII века герой Балаклавы, грек Ламброс Кацонис, защищая южные границы России, был награжден орденом Святого Георгия. Именно он приобрел эти земли, так сладко напоминающие далекую Грецию… И назвал эти места в честь оставленного когда-то родного города под Афинами — Ливадии… Потом она перешла к новому командиру — генералу Феодосию Ревелиотти, который в 1834 году выгодно продал имение польскому графу Льву Потоцкому. Последний всерьез занялся обустройством этих мест. По его заказу архитектор Карл Эшлиман построил барский дом, помещения для обслуги и хозяйственный двор. Вокруг имения разбили виноградники и прекрасный парк. После смерти графа его дочери продали в 1860 году Ливадию Удельному ведомству для царской семьи.
Отныне Ливадийский дворец известен как летняя резиденция императора Николая II и место проведения Крымско-Ялтинской конференции руководителей трех держав антигитлеровской коалиции. Царская семья приезжала в Ливадию только на отдых, поэтому им хватало пяти парадных комнат, включавших в себя: вестибюль, кабинет императора, столовую, известную, как "белый зал", английскую, бильярдную и диванную. При дворце имелись две церкви — Крестовоздвиженская, построенная в византийском стиле архитектором И. Моннигетти, где молились три поколения императоров: Александр II, Александр III и Николай II. Вторая — "Храм Покрова Пресвятой Богородицы". Он появился в Ореанде благодаря заботам Великого князя Константина Николаевича, привлекшего к его строительству известных мастеров: архитектора А.  А. Авдеева, художника Д.  И. Грима, академика М.  В. Васильева, князя Г.  Г. Гагарина, которые расписали храм. Мозаичные иконы, выполненные в мастерских А. Сальвиатти, украсили стены, купол и паруса храма. Покровская церковь упоминается в рассказе А.  П. Чехова "Дама с собачкой": "В Ореанде сидели на скамье недалеко от церкви, смотрели вниз на море и молчали… Сидя рядом с молодой женщиной, которая на рассвете казалась такой красивой, успокоенной и очарованной в виду этой сказочной обстановки — моря, гор, облаков, широкого неба, Гуров думал о том, как, в сущности, если вдуматься, все прекрасно на этом свете…"
Более ста лет назад поэт Вяземский написал: "…И пред морем, с ним сподручно / Морем зелень разлилась, / И растительностью тучной / Почва пышно убралась". Ливадийский парк-памятник — достойное обрамление дворцовому ансамблю.
Здесь, на месте южнобережного крымского леса, создан ландшафтный парк. Заложил его известный ботаник Делингер, а ухаживал за растениями садовод-швейцарец Иоахим Патер.
Под руководством придворного архитектора Ипполита Манничетти были построены два дворца, свитский корпус, бассейны, оранжереи, конюшни, заложены новые виноградники. Большой двухэтажный дворец с плоской крышей был обнесен балюстрадой и обставлен в летнее время агавами. Вдоль всего фасада шла царская терраса, стены которой были украшены большой картой Крыма и макетом Ливадии работы Айвазовского. Юго-восточнее находился Малый дворец, выстроенный в восточном стиле, с далеко выступающими широкими карнизами. Внутренняя отделка местами выполнена по мотивам Бахчисарайского дворца.
Старый парк был реконструирован под руководством ботаника Геккеля, посадившего в его центральной части ценные по своей декоративности иноземные растения.
В 1910-1911 годах на месте Большого дворца по проекту архитектора Красного из белого инкерманского камня был сооружен новый дворец в стиле итальянского Ренессанса. Именно им мы любуемся в кинофильме по пьесе известного испанского драматурга Лопе де Вега "Собака на сене". Роскошный итальянский дворик, обрамленный большой четырехугольной галереей с колоннами, мраморными диванами и проходами, выложенными мраморными плитами, мраморный фонтан с замысловатой художественной резьбой — идеальное место для влюбленных острословов‑счастливчиков.
Мрамор так живописно сочетается с пламенем цветов! Лужайки вдоль дорожек парка насыщены цветами. Входы на аллеи парадно открывает тис колонновидный и вееролистная пальма. Среди яркой зелени газона изредка разбросаны кусты благородного лавра… Восточные мотивы… как без них в романтичных местах? "Арабский дворик" хоть и невелик по размерам, но по чарующей тишине и красоте не уступает подобному в Андалузской Альгамбре: та же затаенная прохлада, умиротворяющее журчание воды, льющейся и капающей из причудливых фонтанчиков… Восточная греза оживает в этих местах.
Из всего обширного пространства ландшафтного парка под культурными растениями занято тридцать пять с половиной гектаров, все остальное — лесопарк естественный южнобережный лес. Парк содержит некоторые элементы регулярного (типа итальянского) террасного сада. В нем представлено до четырехсот видов форм деревьев и кустарников.
Пройдемся по одной из тропок этого удивительного парка. И не простой — "Царской тропе". Она "струится" от основной дороги к нижней Ореанде, восхищая видами форм и цвета деревьев и кустарников, размещенных с учетом окраски листьев, сочетаний с объектами природы и искусственными сооружениями. У самого дворца поражает своими размерами гигантская секвойя, колоссальные, полуизогнутые ветви которой подобны мощным бивням мамонта. Таких гигантов в парке более пятнадцати. Они "разбрелись" по одиночке или небольшими группами на куртины парка… Великолепен в своем величии кедр атласский голубой. Удивляет форма ветвения ливанского кедра. Подобно восточным пагодам, причудливо изогнул свои ветви к небу кедр гималайский. Восточный платан достигает высоты двадцати метров… Рядом группа деревьев, неповторимых в своей разноликой красе: тис ягодный колоновидный, лавровишни — лекарственная и португальская в соседстве с павлонией войлочной, окруженной земляничником крупноплодным и соснами Сабинова и приморской судакской.
Большая площадка перед дворцом ликует цветниками. Солнечные полянки красиво ограничены группами и рощицами кедра ливанского и дуба летнего пирамидного. Мощный ягодный тис контрастирует необычной формой и густой темно-зеленой хвоей с нежной зеленью лужайки и голубовто-пепельным силуэтом крымских гор…
О каждом зеленом чуде от травинки до великанов опытные экскурсоводы-ботаники способны часами рассказывать удивительные по информативности, поэтичности и красоте истории. Подслушаем некоторые…
Ливанский кедр — это священное дерево для Ливана. Оно изображено на их гербе. Его считают проводником божественной энергии. Убивает микробы всеми своими частями — корой, листвой. Асептика кедровой рощи настолько сильна, что на поляне под кедрами на открытом воздухе можно без нарушения всех санитарных норм делать открытую полосную операцию. Ливанский кедр очень сложно разводить, женское дерево очень капризно. Для опыления женский цветок должен иметь возможность выбора пыльцы примерно трехсот разных особей, иначе опыление не произойдет. Для этого акта нужна целая роща ливанских кедров. Вот почему на востоке муж может сказать своей привередливой жене поговорку: "Ты капризна, как кедровая шишка!"
А вот история травы. Гигантская пампасская трава растет в Аргентине. Верхушки ее листьев заканчиваются колючками. Существует специальное наказание для конокрадов, когда их прогоняют голышом сквозь заросли такой травы…
Какой же парк без воды? Здесь есть свое "Лебединое озеро" с белоснежными птицами, по берегам его растут вавилонские ивы, купающие свои тонкие ветви в прохладных струях… Есть в парке и водоемы, напоминающие своими очертаниями Черное, Азовское и Каспийское моря… Невозможно не остановиться у фонтана с арабской вязью "Ливадия": непрерывной струйкой изо рта агнца льется родниковая вода…
В сторону моря от дворца протянулась 80‑метровая пергола-беседка, густо увитая розами, глицинией и виноградом. Заканчивается она 8‑угольной площадкой с металлическим каркасом, обрамленным розой Банкса… Три красавицы-беседки готовы укрыть от зноя и дождя — "Розовая", "Царская" и "Турецкая" с голубым куполом…
Первая рассказала нам о розах столько, что не хватило бы страниц газеты передать, а потому — несколько капелек из океана стихов и легенд об этой царице цветов. Строки неизвестного японского автора: "Продавец, зачем на деньги поменять ты хочешь розы? Что, скажи, дороже розы существует на земле?" Слово "гюль", роза, для перса и особенно для персиянки является очаровательнейшим из слов, и сама Персия у поэтов получила название "Гюлистан" — сад роз. Окутав, как дымкой, весь Восток своими сказаниями, роза нашла свой приют и в далекой Индии, именно там мы встречаем самые первые сведения о розе в древнеиндусских сказаниях, где существовал закон, по которому каждый, принесший царю розу, мог просить у него все, чего только не пожелает… Во времена Птолемеев своми чудными розами славилось местечко Арсиное в Египте, где из них готовили розовую воду, и царица Клеопатра, принимая у себя Антония, велит покрыть весь пол залы, где должен был происходить в его честь пир, слоем около пол-аршина вышины (в один локоть) розовых лепестков. Слой этот представлял мягкий ковер и, чтобы по нему удобно было ходить, был покрыт мелкой шелковой сеткой… Греки считали розу даром богов, и знаменитая поэтесса Сапфо дала ей название царицы цветов. По словам Анакреона, она родилась из белоснежной пены, покрывавшей тело Афродиты, когда эта богиня любви во всей своей дивной красоте вышла после купанья из моря…



Яндекс.Метрика