Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 18 (119), 2014 г.



Павел Рыков
"Излом"

 

М.: "Вест-Консалтинг", 2014

Поэтический сборник Павла Рыкова, в котором собраны стихи разных лет, не удивит авангардистов.
Лирика Рыкова, выдержанная в строгих рамках русских поэтических традиций, в самом названии "Излом" проникнута болью за Отечество и любовью к Родине, гражданским мужеством и содержательна глубокими духовными выводами. Так как поэт склонен к народности, вполне объяснимы часто используемые им такие поэтические приемы, как лексическая и синтаксическая анафора ("Танки бьют./ Москва в огне./ Танки бьют по мне, по мне"), аллитерации ("Станция, как станция:/ Стены да углы./ Строила Империя"), внутренняя рифма ("О, как они умеют гомонить,/ Манить, сладчайших обещаний подпустить…"). Нередко встречаются зарифмованные пословицы и поговорки ("Ответ искать? Но как его найти,/ Когда тут ни проехать, ни пройти"), бытовой жаргон или диалектизмы ("Распоследнюю в этой деревне невесту/ Тырит в город — и на какой-такой ляд?"). Эти приемы, характерные для народной поэзии, придают лирике Рыкова ритмический рисунок, близкий к фольклору.
Названия некоторых стихотворных циклов, например, "Песенки о доле-недоле" или "Грехи свои и печали", как и стихи в них, заставляют вспомнить о том, какую роль сыграло Православие в становлении русской культуры. Достигшая своего апогея к XIX веку, одновременно она отпочковалась от церкви, но не утратила мощного духовно-нравственного заряда. Н. А. Бердяев писал, что вся наша литература XIX века ранена христианской темой и ищет спасения, избавления от зла, страдания, ужаса жизни для человеческой личности, народа, человечества, мира, и что в самых значительных своих творениях она проникнута религиозной мыслью.
Нередко обращались в своем творчестве к религиозной тематике как Пушкин, так и Лермонтов. По поводу пушкинского стихотворения "Пророк" протоиерей Сергей Булгаков замечает, что если бы мы не имели всех других сочинений Пушкина, кроме такой вершины, как "Пророк", то и тогда мы смогли бы увидеть не только величие поэтического дара, но и всю высоту призвания поэта.
Являясь продолжателем великих русских христианско-поэтических традиций, Павел Рыков раскрывается в своих духовных стихах с неожиданной стороны, обнажая душу не столько перед Всевышним и нами, его читателями, сколько перед самим собой. Исповедальность поэта проявляется и в признании своей греховности ("Грехи свои и печали разве перескажу/ кому-то? Только когда гляжу/ В Твои, Богородица, очи!"), и в православном стремлении достичь смирения ("Суровая зима научит нас смиренью…"), и в поэтическом переложении псалмов, и в стихотворных молитвах.
Прослеживается параллель с "Молитвами" Лермонтова, который целых три своих стихотворения озаглавил словом "Молитва" и наиболее известное из них — "В минуту жизни трудную" — стихотворение, переходящее в катарсис, счастливое разрешение после мольбы к Высшим Силам.
"Молитва" Павла Рыкова — это, скорее, записка на литургию. Он молится обо всех, и молитва его, по-моему, очень красива, благородна и поэтична, как и стихи представленного сборника.

Пошли, Господь, тому, кто изнемог,
Не самую крутую из дорог:
Не вскачь, не вскользь с ухаба на ухаб.
Пошли тому, кто на путях ослаб,
Кто растерял и упряжь, и коней,
Пошли в дороге ясный свет на ней,
И у обочин птичий перезвон.
Пошли ночлег и в том ночлеге сон.
И в этом сне надежду на покой.
И сполохи рябин над головой.

Наталия Лихтенфельд



Яндекс.Метрика