Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
TV "Поэтоград"
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 05 (389), 2021 г.



Дмитрий ГАРАНИН


Дмитрий Гаранин — поэт. Живет в США, Нью-Йорк (а также Германия, Баден-Баден). Родился и вырос в Москве. Окончил МФТИ, защитил диссертацию по теоретической физике. Работал в Физическом Институте им. Лебедева АН СССР. В 1992 эмигрировал в Германию, работал по специальности. С 2005 года — профессор на физическом факультете Lehman College CUNY в Нью-Йорке. Автор около 130 научных статей. Писал стихи в 1978–82 и 1988–89 годах, но не публиковал и в литературной жизни не участвовал. После многолетнего перерыва вновь заинтересовался поэзией в конце 2012 года. В настоящее время автор 20 книг, изданных под собственной маркой Arcus NY. Публикации: «Дети Ра», «Крещатик», «Слово/Word», «45-я параллель», «7 искусств», «Зарубежные задворки», «Черновик», «Золотое Руно», «Времена», «Asian Signature (Индия, на английском). Полный список публикаций: https://sites.google.com/view/dgaranin.



ЯВЛЕНИЕ ВЕНЕРЫ
 
АХ, ЭТИ ЖЕНЩИНЫ БРОНКСКИЕ

Ах, эти женщины Бронкские,
притягательно-броские!
Корректные политически,
вызывающие физически…

Догадываешься, почему мимо них не пройти?
Айсберг черный колышется на пути…
Или деревце невиданных форм
южных фруктов двух зажжет светофор…

Бушует здесь всех оттенков цвет —
взглянешь, забьешься, как эпилепт.
В Бруклине колорит слишком наш.
Здесь — наваждение! Здесь — мираж!

2012



TERRA EXOTICA

В Бронксе, инкубаторе телесных форм,
плавильном котле губ, грудей и задов,
существую, к жерлу этой пучины влеком,
всеоружье пловца оставить пока не готов.

Бездна оттенков кожи застит глаза,
море темного бархата властным приливом зовет.
Варварские, глубокие голоса
прорезают воздух, тянут в водоворот.

Ведь для того и цветок, чтоб раскрыться и отцветать,
чтобы неудержимо кругом пошла голова,
чтобы зажить хоть полубогам под стать,
на то и тяга — знак химического сродства.

2013



НА ПУТИ ОСТАНОВКУ У НИМФЫ КАЛИПСО

На пути остановку у нимфы Калипсо
Не забудь в растяжимый внести календарь
В плеске моря сирен голоса будут сниться
Новогоднего солнца полдневный пожар
Этажей вертикальных над синею гладью
Кубок стройный пусть празднично воспламенит
Самой строгой резьбы неподкупною статью
Пусть хозяйка проходит как мыслей магнит
По краям горизонта событий неспешных
Окаймленного раструбом черной дыры
Где в себе не останутся прошлые вещи
И все прочие планы что станут стары

Но сигнал из пространства еще принимая
Что героя в отсутствие стало седей
Ты вскочи на лету на подножку трамвая
Предначертанный вспомни маршрут Одиссей
Там не только семья и любовь и спокойный
И размеренный быт и рассеянный труд
Там проекты гудят что усилья достойны
Боги там мироздания оси куют

2017



МОРОЗЕЦ УСТАЛО ПОКУСЫВАЕТ

Морозец устало покусывает
Цвета всевозможные кожи
Шубейки сверлит безыскусные
Но к телу пробиться не может

Немного уже остается
Тиранить бредущих Бродвеем
С Дедами-Морозами сходства
Достичь мы навряд ли сумеем
И местным снегурочкам черным
Скорей по фигурам бикини
Ведь скоро конечно же скоро
Зима скоротечная схлынет

New York, 28 February 2019



БЫВАЕТ ЛИ ЧЕРНОЕ СОЛНЦЕ

Бывает ли черное солнце,
что светит нездешним теплом?
С его притяженьем боролся
ли ты на откосе крутом,
где каждый твой шаг низверженьем
в кипящую магму грозит,
где впору упасть на колени,
забывшись, куснуть динамит?

Нет, это для нас нереальный
культурных традиций отказ,
отлитых столетьями в стали,
как некий моральный каркас,
где вечно в почете березки,
заслон сумасбродных затей —
все проигнорировать жестко
и скрыться в саду орхидей.

2019



ДЕРЕВЬЯ МАНГО И ПАПАЙ

Деревья манго и папай,
меж ними говор франкозвучный
неразглашенья птичьих тайн.
Ландшафт Голландии не круче.
Вся жизнь в прибрежной полосе.
В глубинке только крокодилы
(края, что видели не все —
лишь те, кто комарам не милы).
Здесь развлеченье — казино,
возможность поиграться шансом...
O том, что все предрешено,
слагать пресыщенные стансы.

2019



FLORIDA’S TURNPIKE

Молнии над пальмами блистали
вдоль дороги на три полосы,
обнажая блики мутной дали,
и удары ветра нас трясли,

хоть асфальт был безупречно гладок,
углубляясь в то же, что вокруг,
самолетам годный для посадок,
если что-то приключится вдруг.

Хорошо здесь тем, кто приземлился,
потеряв все виды с высоты
на пути своем к морскому пирсу,
разводные пересек мосты.

2019



ЯВЛЕНИЕ ВЕНЕРЫ

Она возникла не из пены —
из перпендикулярной улицы
в своем движении степенном
и мне обзор туннельно сузила
наружу из окна автобуса
путем в аэропорт по Харлему,
и я мгновенно уподобился
смотрящим на картину гарную
толпой в музее Метрополитен,
но шествующую по миру,
где на культурную околицу
бессмертный облик спроецирован
в объеме бедр и задней части
под талией часов песочных,
вниманьем пристальным заласканных
моих и прочих взглядов сочных
в автобусном натужном рвении —
чтоб временем своим насытиться
в плену застывшего мгновения,
пока песок весь не просыпался.

2019



ЛЮБОВЬ СВОИМИ ЛЕПЕСТКАМИ

Любовь своими лепестками
покрыть разрывы бытия
старается. Их легкий пламень
не видят школа и семья.

Все дыры гравием засыпать,
утрамбовать, одеть в бетон —
им ход вещей положен. Сытость
духовную блюдет закон.

Но дьявол молча расширяет
ночами трещины в углах,
чтоб огоньков бродячих стаи
и сквозняки внушали страх

развала теплого уюта,
в свой неожиданный черед,
когда начнется он, как будто
цунами. Лишь любовь спасет.

2019



УМИРАЮЩИЕ ЧЕРНЫЕ ЛЕБЕДИ

Умирающие черные лебеди
твоих рук
по моей поверхности плоской
прочерчивают последний круг
по поверхности снежно-белой
по отливу всех чувств
переживших расчетное время
но уже за пределом
Ногти еле касаются клювом
птицы что уже не взлетит
не расправит широкие крылья
страсти но все еще любит
Костенеет надежда
не желая упорно
признать положенье вещей
осознать невозможность прыжка
с оборотом над этой ничьей
в свете гаснущих ламп
нашей старой истоптанной сцены

2019



Яндекс.Метрика